А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т Ф Х Ц Ч Ш Я 
ВИДЕНИЕ ХУТЫНСКОГО ПОНОМАРЯ ТАРАСИЯ
Видение хутынского пономаря Тарасия (Прохора) – рассказ о чуде, совершенном популярным в Новгороде святым Варлаамом Хутынским (см. Житие Варлаама Хутынского). До включения их в поздние редакции Жития (Распространенную и Особую) рассказы о чудесах святого широко бытовали в устной новгородской традиции. Среди наиболее популярных чудес такого рода был и рассказ о видении хутынского пономаря. Будучи записанным, В. входило не только в состав Жития Варлаама Хутынского, но и переписывалось как самостоятельное произведение. Рассказ этот существовал в двух редакциях. Заглавия В. как в составе Жития Варлаама Хутынского так и в отдельных списках разнообразны: «Чюдно видение преподобнаго Варлаама над Великим Новым Градом»; «В лето 7013. Бысть чюдо преславно и видение ужаса исполнено в пречестней обители боголепнаго Преображения господа бога и спаса нашего Исуса Христа и преподобнаго и богоноснаго отца нашего Варлаама»; «Моление преподобнаго отца Варлаама о граде и о людех»; «Чюдо святаго Варлаама, како избави Новград от потопа и огня». Содержание В. таково. Однажды пономарь церкви Спаса в Хутынском монастыре «некия ради потребы церковный» был «в полунощи» в церкви. Вдруг сами зажглись все свечи и паникадила, церковь наполнилась благоуханием и из находившейся внутри церкви гробницы вышел Варлаам и начал молиться. Кончив молитву, Варлаам подошел к объятому страхом пономарю и сказал ему: «Брате Тарасие, хощет господь бог погубити Великий Новьград; взыде, брате Тарасие, на самый верх церковный и узриши пагубу Великому Новуграду, что хощет ему господь бог сотворити». Тарасий, взойдя на кровлю церкви, увидел, что над Новгородом нависло озеро Ильмень, готовое обрушиться на город (Хутынский монастырь был расположен в 10 км на север от Новгорода, вниз по течению Волхова). Пономарь в ужасе сбежал вниз и рассказал святому об увиденном.Варлаам снова долго молился и затем вторично послал пономаря на верх церкви. На этот раз пономарь увидел множество грозных ангелов, стреляющих огненными стрелами «на множество народа людскаго, на мужи и жены и на дети их». А около каждого человека стоял его ангел-хранитель с книгой в руках. И если человек был «написан в живых», то ангел окроплял такого человека «кистию из сосуда, приемля мира небесного», и тот исцелялся. Если же человек был записан «ему же умрети», то ангел, «не помазав его миром», отходил от него и человек этот был обречен на гибель. Вернувшись к Варлааму, пономарь рассказал ему об этом видении. Варлаам сказал, что бог пощадил новгородцев, «еже не потопил потопом града, но посылает господь бог на люди казнь – мор, но с милостью, рекше с покаянием». В третий раз поднимается пономарь по повелению святого на верх церкви и видит над Новгородом огненную тучу. Это видение пономаря Варлаам истолковывает так, что через три года после мора в Новгороде случится великий пожар. Вторая редакция В. отличается от первой тем, что имя пономаря в ней не Тарасий, а Прохор, и здесь есть дополнительный эпизод. Пономарь Прохор, войдя в церковь, видит там трех юношей. Они спрашивают Прохора о Варлааме. Удивленный их вопросом Прохор говорит, что, видно, они не здешние жители, раз не знают, что Варлаам умер уже триста лет тому назад. Подойдя к гробнице святого, юноши (это были посланцы бога) повелевают Варлааму встать из могилы и говорят, что бог велит ему покинуть Новгород, который будет погублен потопом. Варлаам отказывается сделать это: он готов погибнуть вместе с городом. Далее идет тот же текст, что и в первом варианте. Источником этого вставного эпизода послужил сходный эпизод Мучения Димитрия Солунского. В тексте В. назван год видения пономаря – 1505, но возникновение этой легенды, в основе которой лежат реальные события из жизни Новгорода, следует датировать немного более поздним временем. В 1506–1508 гг. в Новгороде свирепствовала моровая язва. Вот что пишет об этом новгородский летописец: «При великом князе Василье Ивановиче всея Руси и при архиепископе Новгородцком, владыце Серапионе, бысть в Новегороде мор велми велик железою, паде же и людей безсчислено, и того бысть по три осени. Последнюю же осень, лета 7016 (1508), паде людей, мала и велика, мужеска полу и женьска, 15 000 душь и 400 безс-четырех голов» (Летопись Новгородская IV – ПСРЛ. Л., 1925, т. 4, ч. 1, вып. 2, с. 460). В том же 1508 г. в Новгороде произошел пожар, про который летописец пишет, что такого страшного пожара еще никогда не бывало. Назвав число сгоревших – 2314, летописец добавляет – «утопших же и згоревьших в пепел число бог весть, а горело день да нощь да на завътрее до полудев» (там же, с. 461). Оба события, хронологически следовавшие одно за другим, очевидно, объединились в сознании новгородцев в единое бедствие и послужили основой легенды о видении пономаря Тарасия, которая и возникла под свежим впечатлением от несчастий, обрушившихся на Новгород, т. е. вскоре после 1508 г. Д. С. Лихачев весьма убедительно соотносит время возникновения этой легенды с постройкой в Хутынском монастыре в 1515 г. нового храма: «В 1515 г. по повелению московского князя Василия Ивановича в Хутыне на холме был воздвигнут новый Преображенский собор – самый высокий по своим размерам из числа новгородских церквей. Это был один из немногих поздних новгородских храмов, имевших внутренний ход на кровлю, с которой открывался единственный и неповторимый вид на Новгород: город расстилался на юг от собора, был виден во всех своих деталях, а за городом, как бы нависая над ним, на самом горизонте стояло казавшееся выпуклым Ильмень-озеро. Открывавшаяся с крыши Хутынского собора панорама могла быть поводом к созданию легенды» (Лихачев. Новгород Великий, с. 90). Д. С. Лихачев отмечает, что, несмотря на общие места и мистическую окраску В., это произведение, отличающееся целым рядом конкретных моментов, является «типично новгородским» (там же). Изобразительность рассказа о видении пономаря Тарасия нашла отражение в новгородской живописи: до нас дошло семь новгородских икон и книжные миниатюры, посвященные этому сюжету; иконы отличаются яркостью и детальностью изображения событий, рассказанных в В.Изд.: ПСРЛ. СПб., 1841, т. 3, с. 247; ПЛ. СПб., 1860, вып. 1, с. 283–284; Житие Варлаама Хутынского. В двух списках / Изд. ОЛДП. СПб., 1881, № 41; ПЛДР. Кон. XV – 1-я пол. XVI в. М., 1984, с. 416–421.Лит.: Гусев П. Л. Новгород XVI века по изображению на хутынской иконе «Видение пономаря Тарасия». СПб., 1900; Орлов А. С. Видение Хутынского пономаря Тарасия-Прохора (нач. XVI в.) // ЧОИДР, 1908, кн. 4, с. 1–12; Седельников А. Литературно-фольклорные этюды // Slavia, Praha, 1927, roč. 6, seš. 1, с. 64–98; Лихачев Д. С. Новгород Великий: Очерк истории культуры Новгорода XI–XVII вв. М., 1959, с. 89–90; Порфиридов Н. Г. Два сюжета древнерусской живописи в их отношении к литературной основе // ТОДРЛ. М.; Л., 1966, т. 22, с. 112–118; Лихачева Л. Д. Миниатюристы – читатели новгородских литературных произведений // Там же, с. 337–341; Дмитриев Л. А. Житийные повести русского Севера как памятники литературы XIII–XVII вв. Л., 1973, с. 61–68, 81–83, 280.
Л. А. Дмитриев



Словарь книжников и книжности Древней Руси  2018

← ВИДЕНИЕ ИСАЙИВИСКОВАТЫЙ ИВАН МИХАЙЛОВИЧ →

T: 0.043497272 M: 6 D: 0