СКАЗАНИЕ О ПТИЦАХ

Сказание о птицах («Слово о птицах», «Совет птичий», «Птицы») – сочинение, написанное в форме диалога между птицами (по некоторым вариантам – и зверями), в котором затрагиваются различные вопросы: о грехах, о покаянии, о будущем суде, о социальном устройстве на Руси, о воровстве, пьянстве, злых женах и т. д. Памятник дошел до нас в списках XVII–XVIII вв. Датировка его остается спорной. Отражение в С. порядков, господствовавших в тогдашних приказах, и проникновение в него нового взгляда на женщину позволяют, по мнению А. В. Багрия, датировать его XVI–XVII вв. А. М. Астахова думает, что С. получило распространение на Руси уже с кон. XIV в. (Астахова А. М. Былины Севера. М.; Л., 1951. Т. 2. С. 788). Особая редакция С. (список ГПБ, собр. Погодина, № 1339, л. 45 об.–48, сборник кон. XVII в.), где форма С. «снизошла до простого запева или сравнения» (люди, просящие бога о долголетии царя и великого князя, чтобы пожить «льготно» и без мятежей, уподобляются птицам, которые молятся о лете без зимы, чтобы им за море не летать и своих деток там не терять), по X. М. Лопареву (Еще о «Сказании...» С. 72–73), появилась «вскоре после великой Смуты». С точки зрения И. Франко и А. В. Багрия, С. могло появиться в Западной Руси, об этом косвенно свидетельствуют малорусские и западнорусские особенности языка большинства списков.Основная мысль произведения также неясна. Полагают, что памятник – «отголосок какого-то прошлого, бытового или религиозного движения русского народа», дошедший до нас без начала, в котором могло сообщаться о председателе и о поводе для собрания птиц (Лопарев X. М. Древнерусские сказания... С. XV). По другой версии, С. первоначально представляло собой ряд сентенций, почерпнутых в основном из Священного писания и вложенных в уста птиц. «Проповедь благочестивой морали» составляла, таким образом, его главную идею. Дальнейшее развитие памятника шло путем постепенного уменьшения в его содержании «элемента религиозно-поучительного за счет элемента бытового». С., стихи-былины, где птицами обозначены различные людские должности и звания, известная песня «За морем синичка непышно жила» – вот этапы эволюции одного памятника, начальный вид которого утерян (Багрий А.В. Древнерусское сказание... С. 308–315). В момент создания, по утверждению А. В. Багрия, произведение испытало сильное влияние еврейской молитвенной песни «Perek Ichîrâ» («Глава песни»), с которой его роднит необычная форма: содержание и там, и тут облечено в форму сентенций птиц и других живых существ и предметов. Воздействием «Perek Ichîrâ», герои которой произносят отрывки Библии, где упоминаются их имена, исследователь объясняет и то, что птицы в С. начинают свои рассуждения со слов, созвучных их именам. По этой гипотезе, памятник послужил основой для многочисленных фольклорных обработок – былин и песен о птицах (Багрий А. В. Древнерусское сказание... С. 310–312; Астахова А. М. Былины Севера. Т. 2. С. 788). «Сатирически-балагурный тон» старинок, намеки в них на необходимость платы за исполнение произведения, по мнению А. М. Астаховой (Былины Севера), а также В. Г. Смолицкого и Т. А. Тургеневой (Четыре произведения народной сатиры. С. 502), указывают на то, что в этих обработках могли участвовать скоморохи. Сравнение С. с аналогичными произведениями мировой литературы позволило X. М. Лопареву (Животный совет... С. 21–24) сделать вывод о принадлежности памятника к фольклору. Именно этим объясняет он многочисленные «недочеты» списков и отсутствие связи между высказываниями отдельных птиц. В русской народной литературе, по его мнению, «экзотичный» птичий совет мог возникнуть под влиянием Физиолога и Стефанита и Ихнилата.Источниками отдельных мыслей С., возможно, также были Палея Толковая, Слова о добрых и злых женах, Пчела, народные пословицы и поговорки, лубочные картинки (Лопарев X. М. Древнерусские сказания... С. XVI–XXI).Рассуждения некоторых птиц в С., по утверждению X. М. Лопарева, носят апокрифический характер: «...велик у нас бог на небеси, (а не на) земли» (лебедь); «Я вчерась у бога (была), со святыми и беседовала» (цапля); «...ты у беса была, а не у бога» (чайка) и т. д. (см. рукопись ГИМ, собр. Щукина, № 52, л. 173 об.). Исследователь отмечает в С. и явные следы апокрифов. Таков рассказ об Иуде, который, продав Христа, «злез на дерево и задавився» (см. рукопись БАН, собр. Археографической комиссии, № 53, л. 364–373). X. М. Лопарев полагает, что С., возможно, было сочинением, примыкавшим к отреченным книгам, ссылаясь на упоминание его в Списках отреченных книг под названием «поточник различных птиц» и изъятие его из бумаг Василия Колачева 15 марта 1679 г. Местом опалы памятника, по мнению И. Франко, стала Великороссия. На Украине первая редакция С. вследствие своего «антипанского» характера (см. рукопись Археографической комиссии, № 53, которая, как считает исследователь, положила начало великорусским обработкам) не могла подвергнуться запрещению или конфискации, ибо духовные власти Западной Руси «и сами стояли в оппозиции к польскому правительству», а потому могли «не заметить» ее отдельных апокрифических мотивов. О справедливости данных замечаний И. Франко судить сложно, поскольку отсутствует текстологический анализ произведения. Заслуженные возражения А. В. Багрия вызывают и выводы X. М. Лопарева. Во-первых, «поточник различных птиц», будучи названием какой-то гадательной книги, ничего общего со С. не имеет; во-вторых, оно могло быть конфисковано у В. Колачева за неуважительное отношение к господствующим классам. Таким образом, гипотеза об апокрифическом характере памятника нуждается в уточнении.Отдельные мотивы С. использовались писателями XVIII–XIX вв. (см. «Другой хор ко превратному свету» А. П. Сумарокова, «Сказку о медведихе» А. С. Пушкина, хор птиц в прологе к пьесе «Снегурочка» А. Н. Островского). Вероятно, они проникли в литературу через чулковский «Песенник», издававшийся в С.-Петербурге в 1770, 1776, 1780, 1791 гг., но не исключено, что писатели могли слышать С. и в устной обработке.Памятник известен в 14 списках, которые отличаются друг от друга и содержанием, и расположением сентенций, и объемом. Это разнообразие списков свидетельствует о долгой литературной истории памятника, а наличие русских и украинских текстов говорит о его распространенности в разных частях России. Сравнительная малочисленность списков С. объясняется, по мнению А. В. Багрия (Древнерусское сказание... С. 315), тем, что оно было быстро вытеснено «старинками», основанными на нем. Последние же известны во множестве вариантов и жили в памяти народа еще в 20–30-х гг. XX в. (см.: Онежские былины / Подбор былин и науч. ред. текстов акад. Ю. М. Соколова; Подгот. текстов к печати, примеч. и словарь В. Чичерова. М., 1948. № 142, 164, 180, 181, 220, 276 (записи 1926–1928 гг.)). Фольклорные обработки С. см.: Чулков М. Д. Собрание разных песен. СПб., 1770. Ч. 1. С. 223 (то же: СПб., 1913. № 199); Песни русского народа, собранные в губерниях Архангельской и Олонецкой / Записали Ф. М. Истомин, Г. О. Дютш. СПб., 1894. С. 71–75; Великорусские народные песни / Изданы проф. А. И. Соболевским. СПб., 1895. Т. 1. № 496–500; 1902. Т. 7. № 426; Великорусс в своих песнях, обрядах, обычаях, верованиях, легендах и т. п.: Материалы, собранные и приведенные в порядок П. В. Шейном. СПб., 1898. Т. 1, вып. 1. № 984, 986; Песни, собранные П. Н. Рыбниковым. 2-е изд. / Под редакцией А. Е. Грузинского. М., 1909. Т. 1. № 68, 77, 98, 99; 1910. Т. 2. № 189; Песни, собранные П. В. Киреевским. М., 1929. Новая серия. Вып. 2, ч. 2. № 2813, 2915; Онежские былины, записанные А. Ф. Гильфердингом летом 1871 г. 4-е изд. М.; Л., 1949. Т. 1. № 62; 1950. Т. 2. № 130, 137; 1951. Т. 3. № 264, 280, 298; Астахова А. М. Былины Севера. М.; Л., 1951. Т. 2. № 155; Афанасьев А. Н. Народные русские сказки. М., 1957. Т. 3. № 540; Смолицкий В. Г., Тургенева Т. А. Четыре произведения народной сатиры // ТОДРЛ. М.; Л., 1961. Т. 17. С. 503–507.Изд.: Булгаков Ф. И. Сборник повестей скорописи 17 в. // ПДП. СПб., 1878–1879. С. 92–94; Яцимирский А. И. Опись старинных славянских и русских рукописей собрания П. И. Щукина. М., 1896. [Вып. 1]. С. 55; Лопарев X. М. 1) Древнерусские сказания о птицах. СПб., 1896. С. I–XXIII (ПДП. Т. 116) (Франко И. [Рецензия] // ЗНТШ. Львов, 1897. Вып. 6, т. 20. С. 20–26); 2) Еще о «Сказании о птицах» // Библиографическая летопись. СПб., 1914. Ч. 1. С. 73–74; Багрий А. В. Древнерусское сказание о птицах // РФВ. 1912. Т. 67. С. 316–322.Лит.: Лопарев X. М. Животный совет во всеобщей литературе: (библиографическая заметка) // Сб. статей в честь проф. И. В. Помяловского. СПб., 1897. С. 21–24.
А. А. Михалина


Словарь книжников и книжности Древней Руси 

СКАЗАНИЕ О СВЯТОЙ ГОРЕ АФОНСКОЙ →← СКАЗАНИЕ О ПРЕПОДОБНЕМ МАКСИМЕ

T: 0.124698328 M: 3 D: 3