СКАЗАНИЕ О ИКОНЕ БОГОМАТЕРИ ТИХВИНСКОЙ

Сказание о иконе богоматери Тихвинской – легенда кон. XV–XVI вв. о чудесных обстоятельствах появления и перемещения иконы сначала над рекою Оятью около селения Выченицы, затем в местности Кожел над Куковой горой, наконец, над рекою на Тихвине, о возникновении культа ее и создании в связи с этим церкви Успения богоматери в Тихвине.С. сохранилось в большом числе списков с различиями в передаче деталей и с добавлениями новых известий, связанных с дальнейшим развитием культа иконы. Начатое В. М. Кириллиным текстологическое изучение С. позволило ему сделать ряд наблюдений, особенно важных для установления ранних этапов истории этого произведения. В. М. Кириллин определил наличие восьми редакций С. (условно названных им А, Б, В и т. д.), основой которых является текст местной тихвинской легенды, записанной в кон. XV в. Наиболее близкой к этой первоначальной записи является редакция А, известная исследователю по четырем спискам. К числу этих списков следует добавить еще один – в рукописи XVI в. Гос. архива Костромской области, № 214 (225) (Бочков В. Н. Коллекция рукописей Гос. архива Костромской области. Кострома, 1964. С. 38). В этой рукописи имеются статьи, связанные своим происхождением с новгородским литературным кружком архиепископа Геннадия (Послание Дмитрия Траханиота архиепископу Геннадию, Списки отреченных книг). Не говорит ли это о том, что первая литературная обработка тихвинской легенды осуществлена была в среде книжников из круга архиепископа Геннадия? В списке С. редакции А (рук. ГБЛ, Волок. собр., № 414) имеется сообщение о том, что третий храм Успения богоматери, построенный на месте явления иконы, простоял 105 лет. Поставленную в конце этого списка дату – 7007 (1499) г., по мнению В. М. Кириллина, можно считать временем создания архетипа С. Редакция Б тоже содержит датирующие сведения. Она заканчивается известием о том, что в 1507 г.при новгородском архиепископе Серапионе на месте сгоревшей деревянной была заложена, новая, кирпичная церковь. Списки этой редакции переписываются вслед за Повестью о Лоретской богоматери, создание которой относится к 1528 г. и приписывается Еремею Трусову. В. М. Кириллин эту редакцию предположительно датирует 10-ми гг. XVI в. Автор С. редакции Б стремился к абстрагированию в передаче конкретных деталей, к усилению назидательности и приближению изложения к традициям жанра о явлении икон. Редакция В издана в «Русском архиве».Созданное на рубеже XV–XVI вв. и получившее широкое распространение С. никогда не служило целям противопоставления чисто местных проновгородских тенденций общегосударственным, что подтверждается конкретными фактами бытования его. Прежде всего, С. начиная с наиболее ранней редакции, помимо Новгорода, оказалось популярным в 20–30-х гг., в иосифлянской среде, о чем свидетельствуют сохранившиеся рукописи. Кроме того, текст С., редакции Б в сокращенном виде был включен под 1383 г. в такие официальные Летописи, как Воскресенская (ПСРЛ. СПб., 1859. Т. 8. С. 48) и Никоновская (ПСРЛ. СПб., 1897. Т. 11. С. 83). Правда, путь С. в Никоновскую летопись оказался сложным, его поместили среди летописных статей только уже во 2-й пол. XVI в. при создании Летописного свода Лицевого. Однако и первоначально, при подготовке материалов для Никоновской летописи, С. было учтено. Оно в полном виде было переписано в сборнике ГБЛ, Волок. собр., № 659 среди других статей новгородского происхождения. Составителем этого сборника был Фома Шмоилов, один из основных писцов оригинала Никоновской летописи (Клосс Б. М. Никоновский свод и русские летописи XVI–XVII веков. М., 1980. С. 82–83). Причиной, помешавшей включению С. в Никоновскую летопись, послужило неприязненное отношение иосифлян и митрополита Даниила, главного редактора Никоновской летописи, к архиепископу Серапиону, упоминанием которого заканчивается редакция 5. Появление редакции Б, вероятно, объясняется покровительством Серапиона культу иконы Тихвинской богоматери. Дело в том, что непосредственное участие Серапиона в закладке первой каменной церкви на Тихвине зафиксировано в Летописи Новгородской IV (ПСРЛ. 2-е изд. Л., 1929. Т. 4, ч. 1, вып. 3. С. 612). В текст редакции Б вносится конкретная дата – 1395 г., отмечающая постройку после пожара третьей деревянной церкви. Это стремление придать С. историческую конкретность было продолжено при включении его в летопись. В уже упомянутом сборнике из Волоколамского собр., № 659 текст С. без заглавия начинается как летописная статья: «В лето 6891 во дни благочестиваго великаго князя Дмитрия Ивановича и святейшаго митрополита Пимена при архиепископе Алексии Великаго Новаграда явилася икона пречистыя образ Одигитрии...». Под 1383 (6891) г. и помещено С. как в Воскресенской, так и в Никоновской летописях. Объясняя выбор летописцами даты 6891 г., нужно учитывать характерный для Руси 2-й пол. XIV в. интерес к иконам Одигитрии, что отмечено в статье И. А. Ивановой «Летописные сведения...» (С. 242–243).В большом числе списков дошла редакция В, в которой содержится известие, заимствованное, видимо, из летописи, о посещении Тихвина Василием III. В дальнейшем, на протяжении XVI–XVII вв., С. неоднократно перерабатывалось и дополнялось; на основании его возникали новые произведения (Сказание об осаде Тихвинского монастыря шведами в 1613 г., Сказание о чудесах иконы Тихвинской богоматери, написанное Иродионом Сергеевым).Изд.: Русский архив. 1881. Кн. 2. С. 15–16.Лит.: Буслаев Ф. И. Исторические очерки русской народной словесности и искусства. СПб., 1861. Т. 2. С. 276–280; Строев. Словарь. С. 353; Иванова И. А. 1) Икона Тихвинской Богоматери и ее связь со «Сказанием о чудесах иконы Тихвинской Богоматери» // ТОДРЛ. М.; Л., 1966. Т. 22. С. 419–436; 2) Летописные сведения об иконе «Богоматерь Тихвинская» // Там же. Л., 1969. Т. 24. С. 242–244; Кириллин В. М. Текстологический анализ ранних редакций «Сказания о Тихвинской Одигитрии» // Литература Древней Руси. Источниковедение. Л., 1988. С. 129–143.
Р. П. Дмитриева


Словарь книжников и книжности Древней Руси 

СКАЗАНИЕ О ИНДИЙСКОМ ЦАРСТВЕ →← СКАЗАНИЕ О ИКОНЕ БОГОМАТЕРИ ИВЕРСКОЙ

T: 0.126339496 M: 3 D: 3