А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т Ф Х Ц Ч Ш Я 
БИБЛИЯ
Библия – обширное собрание книг разного происхождения и содержания (слово «Библия» происходит от греч. βιβλία «книги»). Делится на два отдела: Ветхий завет и Новый завет. Ветхий завет состоит из 48 книг, написанных в период от XI в. до н. э. до I в. н. э. в основном на древнееврейском языке. Из этого числа книг 39 входили в канон древнего иудаизма, остальные читались и переписывались, но не рассматривались как священные тексты. По содержанию они делятся на историко-юридические (Пятикнижие Моисея, книга Иисуса Навина, книги Царств, Судей, Руфь, Паралипоменон), поэтическо-литургические (Псалтирь, Екклисиаст, Песнь песней, Притчи и др.) и пророческие (пророков Исайи, Иеремии, Даниила, Ионы и др.). В III в. до н. э. в Александрии был изготовлен перевод главнейших ветхозаветных книг на древнегреческий язык, с возникновением христианства он был включен в формировавшийся христианский канон. Книги Нового завета возникли на греческом языке в I-II вв. н. э., их общее число 27. По содержанию они делятся на четыре Евангелия, в которых описывается земная жизнь основателя христианства, книгу «Деяния апостолов», в которой описывается деятельность учеников Иисуса Христа по распространению христианства, Послания апостолов т. е. сочинения в форме писем по разным вопросам христианского вероучения, книгу «Откровение Иоанна Богослова» (Апокалипсис), в которой пророчески и символически изображен конец света.В отличие от большинства других памятников мировой литературы переводы которых имели в виду обычно непосредственно литературные цели, переводы библейских книг (Б. к.) на новый язык сопровождались, как правило, распространением христианского вероучения в новой этнической среде. Этим обстоятельством обусловлено своеобразие исторического значения их литературной судьбы, которое заключается в следующем: 1. У многих народов Б. к. были первыми памятниками письменности, т. е. с их возникновением связано создание алфавита, принципов письма, принципов переводческого искусства – вообще переход от бесписьменной культуры к культуре письменной.2. Переводы Б. к. выполнялись строже и точнее, чем переводы других литературных произведений. 3. Б. к. копировались с той строгостью, которая не допускала никаких существенных отклонений от оригинала, в особенности каких-либо сюжетных переделок. 4. Определенное идеологическое значение в условиях Европы приобрело то обстоятельство, с какого языка выполнен перевод Б. к. (т. е. с древнееврейского, с греческого или с латыни). 5. Библейский текст может иметь различные виды в соответствии с его целевым использованием. 6. Б. к. распространились в громадном числе копий, количество которых оставляет далеко позади численность списков других литературных произведений. 7. Язык Б. к. воспринимался как идеальное воплощение языковой нормы, к следованию которой стремились создатели других переводов и оригинальных сочинений. 8. Б. к. являлись источником сюжетов, аллюзий, цитат, фразеологизмов, оказывая тем самым сильное влияние на сюжетостроение, стилистическое своеобразие древней письменности. 9. С появлением книгопечатания Б. к. оказались среди первых печатных изданий. Все эти особенности Б. к. как литературного произведения средневековья отражаются и в истории древнерусской литературы. Кроме того, из-за древности и лучшей сохранности именно рукописи Св. писания оказывались раньше других текстов предметом лингвистического и филологического исследования в период становления национальных филологий в странах Европы; история славянских языков и славянской письменной культуры в первые века ее существования изучена прежде всего на основе рукописей Св. писания.Появление Б. к. у славян связано с переводческой деятельностью Кирилла и Мефодия во второй половине IX в. Оригиналом им послужили бытовавшие в Византии в IX в. греческие списки Б. к. С конца X в. разрозненные славянские списки Б. к. стали попадать из Болгарии на Русь, и в XI в. восточным славянам была известна основная масса южнославянских библейских переводов. Язык этих текстов обычно называют церковнославянским. В последующие столетия на Руси было изготовлено несколько новых переводов Б. к., проводилась и редакторская работа над готовыми переводами. Эта же деятельность продолжалась у болгар и сербов. Библейские переводы и издания, выполнявшиеся с XIV в. в Чехии, также оказали влияние на судьбы Б. к. у восточных славян. От XII–XVII вв. сохранилось около пяти тысяч списков ветхозаветных книг, число новозаветных списков XI–XVII вв., вероятно, вдвое или втрое больше. Особенностью Б. среди других литературных памятников является то, что ее чтение редко бывало частным делом отдельных лиц, оно имело важную общественную функцию. Для правильного понимания Б. служили толкования на нее, а особое значение среди библейских рукописей имели те, которые употреблялись в церкви. Деление библейских рукописей на служебные, четьи и толковые отражает их функциональное использование, при этом разные функциональные типы рукописей имели разное происхождение и разную историю у славян.I. Служебный тип Б. к.Назначение этого типа – применение в церковном богослужении. Первые переводы Кирилла и Мефодия охватили именно этот тип Б. к., к нему относятся древнейшие славянские списки. Особенность его состоит в том, что библейские тексты расположены здесь в виде отрывков (зачал) объемом от нескольких стихов до нескольких десятков стихов, и в том порядке, как они читаются в церкви за богослужением. К этому типу относятся следующие книги:Евангелие-апракос (служебное, недельное евангелие). Книга состоит из двух частей: синаксария и месяцеслова. В обеих этих частях в определенной последовательности помещены отрывки из Евангелия, читаемые за один раз в ходе церковной службы. В синаксарии эта последовательность определяется подвижным циклом церковного года (от Пасхи до Пасхи), в месяцеслове – неподвижным (от начала гражданского года до его окончания). Синаксарий в свою очередь делится на пять календарных циклов. Он начинается отрывком из Евангелия от Иоанна I, 1–17, который читается на литургии в пасхальное воскресенье. Далее следуют отрывки из Евангелия от Иоанна, читаемого на литургии ежедневно в течение семи недель вплоть до Пятидесятницы. В цикле от Пятидесятницы до «нового лета» (т. е. нового года, начинавшегося по византийскому индикту 1 сентября) в течение 16–17 недель читаются отрывки из Евангелия от Матфея. В этом цикле, однако, есть существенная разница между кратким и полным апракосом: краткий апракос содержит чтения только на субботы и воскресения, полный апракос содержит чтения и на все будние дни, причем начиная с 12-й недели цикла в будние дни читаются отрывки из первой половины Евангелия от Марка. В третьем цикле от «нового лета» до великого поста для чтения на литургии помещены отрывки из Евангелия от Луки. Как и в предыдущем цикле здесь имеется аналогичная разница между кратким и полным апракосом, и с 12-й недели будничные чтения заимствуются из второй половины Евангелия от Марка. В две последние недели этого цикла – в мясопустную и сыропустную – прибавляются также чтения из Евангелия от Матфея. Следующий, четвертый цикл охватывает шесть недель Великого поста, когда по субботам и воскресеньям читаются отрывки из Евангелия от Марка, а будничные чтения отсутствуют. Наконец, пятый цикл ограничен Страстной неделей, в это время читаются отрывки из всех Евангелий. В двух последних циклах, как и в первом, нет разницы между полным и кратким апракосами. В полный апракос все четыре Евангелия входят в своем полном объеме, причем некоторые отрывки читаются дважды. В краткий апракос в полном объеме входит лишь Евангелие от Иоанна, тогда как другие Евангелия лишь в объеме 30–40 % текста.Вторая часть апракоса – месяцеслов (т. е. календарь), здесь помещены евангельские чтения в память того или иного святого или события церковной истории. Они расположены в хронологическом порядке календарного года с 1 сентября по 31 августа. Состав месяцеслова в разных списках евангелия сильно колеблется, он отражает особенности церковной жизни того места, где создан данный список, с естественным предпочтением особо почитаемых в данной местности святых и определенных праздников. Обычно евангельские чтения месяцеслова не выписываются полностью, а приводится только начало чтения и отсылка к той части синаксария, где находится соответствующий текст. В месяцеслове иногда помещаются также тропари некоторым святым и богослужебные указания.Древнейшие списки краткого апракоса имеют болгарское происхождение, написаны в X–XI вв. – это Саввина книга, Ассеманиево евангелие и Остромирово евангелие (ГПБ, F.n.1.5, издано в 1844 г. А. X. Востоковым), последнее написано в Новгороде в 1056–1057 гг. Почти все списки полного апракоса имеют русское происхождение, древнейшие из них относятся к самому началу XII в. – Мстиславово евангелие (ГИМ, Синод. собр., № 1203, издано Л. П. Жуковской в 1983 г.), Юрьевское евангелие 1119 г. (ГИМ, Синод. собр., № 1003).Евангелие-апракос входило в число главных святынь храма, что отражается на его оформлении. Эти книги писались по преимуществу крупным уставом, даже тогда, когда устав вышел из употребления, с применением золота, серебра. Обычным было помещение больших миниатюр с изображением евангелистов. Для переплета использовались лучшие сорта кожи, драгоценные металлы, чеканка, финифть, драгоценные камни.Апостол-апракос (служебный, недельный) включает в себя отрывки из новозаветных книг «Деяния апостолов» и Посланий апостолов, структурно тождествен Евангелию-апракос, т. е. состоит из синаксария и месяцеслова. Последовательность, в которой расположены в Апостоле отрывки из соответствующих новозаветных книг, приблизительно такова. В течение первого цикла от Пасхи до Пятидесятницы читаются отрывки из Деяний апостолов. Второй и третий циклы здесь не разделены, а объединены в один, состоящий обычно из 36 недель. В краткоапракосном типе, т. е. по субботам и воскресеньям в течение девяти недель, читается Послание к римлянам, в течение десяти следующих недель 1-е и 2-е Послания к коринфянам (как правило, в субботу идет отрывок из 1-го Послания, а в воскресенье – из 2-го). Далее с таким же чередованием субботних и воскресных чтений помещаются отрывки из Посланий к галатам и к филиппийцам, к галатам и к ефессянам, к колоссянам и к евреям, к Тимофею и к Титу. Последовательность чтений на будние дни в полном апракосе приблизительно такова: 1–6-я недели – Послание к римлянам, 6–10-я недели – 1-е Послание к коринфянам, 11–13-я недели – 2-е Послание к коринфянам, 14–16-я недели – к галатам, 16–18-я недели – к ефесянам, 19–20-я недели – к филиппийцам, 20–22-я недели – к колоссянам, 23–24-я недели – 1-е Послание к солунянам, 24–25-я недели – 2-е Послание к солунянам, 26–27-я недели – 1-е Послание к Тимофею, 27–28-я недели – 2-е Послание к Тимофею, 28-я неделя – Послание к Титу, 29–30-я недели – Послание к евреям, 31–32-я недели – Послание апостола Иакова, 33-я неделя – 1-е Послание апостола Петра, 34-я неделя – 2-е Послание апостола Петра, 34–35-я недели – 1-е и 2-е Послания апостола Иоанна, 36-я неделя – 3-е Послание Иоанна и Послание апостола Иуды. В течение шести недель Великого поста Апостол читается только по субботам и воскресеньям, в основном это Послание к евреям. Во время Страстной недели Апостол читается в четверг, пятницу и субботу (1-е Послание коринфянам, Послание галатам и римлянам).Структура месяцеслова служебного Апостола тождественна структуре месяцеслова служебного Евангелия.Древнейшие рукописи Апостола-апракос: 1) южнославянские – Енинский XII в., болг.; Охридский XII в., болг. (ГБЛ, собр. Григ., № 13); Слепченский XII в., болг. (палимпсест); Мануйловский XIII в., болг. 2) русские – Псковский 1307 г. (ГИМ, Синод. собр., № 722); Псковский 1309–1312 гг. (ГИМ, Синод. собр., № 15); Апостол 1391 г., Новгород (ГПБ, собр. Погодина, № 26); Апостол 1389–1406 гг. (ГИМ, собр. Хлудова, № 37).Особую разновидность служебной книги представляет собой соединение Апостола и Евангелия-апракос: при таком соединении евангельские и апостольские чтения располагаются друг за другом в том порядке, как они читаются за богослужением. Такова знаменитая рукопись XIV в. из ГБЛ (собр. Тр.-Серг. лавры, № 1), называемая «Евангелие Симеона Гордого». Другие сводные рукописи – Евангелие и апостол апракос краткий (ГБЛ, Севаст.II.13), XIV–XV в., сербск.; (ГИМ, собр. Хлудова, № 31) XIV в., болг. С типом сводного апракоса не следует путать конволют, т. е. соединение под одним переплетом Евангелия-апракос и Апостола-апракос – такова знаменитая болгарская рукопись XIII в. Карпинское евангелие (ГИМ, собр. Хлудова, № 28), к которому приплетен краткий Апостол-апракос XIV в., болгарского происхождения.Паримийник представляет собой собрание отрывков (паримий) из книг Ветхого завета. Название это происходит от греч. παροιμία «притча» и отражает то важное значение, какое книга Притчей Соломоновых играет в его составе. В Паримийник входит в полном объеме книга пророка Ионы, в одной трети своего объема книги Бытия, Притчей Соломоновых и пророка Исайи, а также незначительные отрывки из других ветхозаветных книг. В отличие от Евангелия-апракос синаксарий в Паримийнике открывается чтениями на праздник Рождества Христова (25 декабря), затем следуют чтения на Богоявление (6 января), чтения шести недель Великого поста и Страстной недели. Месяцеслов начинается с 1 сентября. Ветхозаветные паримии читаются в навечерие, накануне праздника.Древнейший список Паримийника относится к XII в. и имеет болгарское происхождение, это так называемый «Григоровичев паримийник» (ГБЛ, собр. Григ., № 2/М. 1685). Захарьинский паримийник был написан во Пскове в 1271 г. (ГПБ, Q.п.I,13). С XIV в. чтения Паримийника стали включаться в состав Триоди, и в XVII в. Паримийник окончательно вышел из употребления. Всего сохранилось 70 списков этого памятника.Служебные псалтири. Тексты Псалтири представляют собой основу богослужения. Чтение и пение Псалтири составляет значительную часть богослужения, псаломские тексты легли в основу православной гимнографии и послужили источником при создании многих литургических произведений. Текст служебной Псалтири разделен на двадцать частей (кафизм). Кафизма (от греческого глагола «сидеть») это часть Псалтири, прочитываемая за один раз (и выслушиваемая сидя); в ряде случаев после кафизмы помещаются специальные дополнительные гимны («седальны»). Каждая кафизма в свою очередь делится на три «славы». После кафизм помещаются тропари и «молитвы по кафизмах». В славянской рукописной традиции известно два вида служебных Псалтирей – простая и следованная. Обе разновидности представляют собой сборник из многих компонентов; состав текстов в обеих разновидностях сильно колеблется и в рукописях, и в печатных изданиях.Простая псалтирь в самом кратком варианте состоит из следующих частей: 1) собственно Псалтирь, 20 кафизм; 2) Библейские песни (см. ниже); 3) «псалмы избранные» – выборки из псалмов для службы на праздники, сопровождающиеся «величаниями». Очень часто присоединяются заупокойные службы, отдельные каноны, уставные указания, пасхальные таблицы.Следованная псалтирь – это простая псалтирь в любом составе, к которой прибавлен часослов, т. е. «последования дневных служб». В следованную псалтирь может входить до пятидесяти отдельных частей. Это универсальная богослужебная книга.К Псалтири присоединены близкие по жанру выборки из других книг Ветхого и Нового заветов, называемые «Библейские песни», из них восемь ветхозаветных и одна новозаветная. По поэтике и стилю Библейские песни близки к псалмам; это маленькие гимны, включенные в состав библейских книг. 1-я песнь – гимн в честь перехода евреев через Красное море (Исход XV, 1–19); 2-я песнь – покаянная песнь из книги Второзаконие (Второзак. XXXII, 1–33); 3-я песнь – молитва Анны, матери пророка Самуила (I Царств. II, 1–10); 4-я песнь – песнь пророка Аввакума (Авв. III, 1–9), в текстах Кумрана этот гимн фигурирует как псалом Аввакума; 5-я песнь – песнь пророка Исайи (Ис. XXVI, 9–20) о воссиянии света; 6-я песнь – песнь пророка Ионы (Иона, гл. II); 7-я и 8-я песни – гимны трех отроков в печи огненной (Даниил, III, 26–46 и Даниил III, 52–88); 9-я песнь, новозаветная – песнь девы Марии (Евангелие от Луки, I, 48–56) и Захарии (там же, I, 68–79). Библейские песни сыграли важную роль в создании православной литургики – на их основе возник такой вид литургических произведений, как канон.Древнейшие рукописи Псалтири: 1) Слуцкая XI в. (издана И. И. Срезневским в 1868 г.) – в настоящее время рукопись утрачена; 2) Бычковская XI в. (ГПБ, Qп.I.73), рус. (издана в 1877 г. И. И. Срезневским и в 1972 г. И. Тотом); Синайская XI в., болг. – издана в 1922 г. С. Северьяновым и в 1971 г. М. Альтбауэром; Симоновская XIII в., рус. (ГИМ, собр. Хлудова, № 3), издана Амфилохием в 1880–1881 г.Знание Б. к. редко выходило за пределы того, что читалось за богослужением. Поэтому и библейские цитаты, заполнявшие в большом количестве как переводные, так и оригинальные памятники письменности, обычно выступают в той языковой форме, какая характерна для служебного типа библейского текста.II. Четий тип Б. к.Четий тип предназначался, по-видимому, для келейного назидательного чтения. Появление этого типа у славян связано с переводом основных библейских книг, совершенным Мефодием уже после смерти Кирилла. Полные библейские кодексы, включавшие в себя все книги Ветхого и Нового завета, являлись в Византии большой редкостью, они предназначались для самых больших библиотек и не имели практического употребления. Подобным образом и в древнерусской письменности четьи библейские тексты обращались либо в виде списков, включавших в себя какую-либо одну книгу, либо в виде сборников, более или менее устойчивого состава, либо объединялись в сборниках с другими, небиблейскими произведениями.В виде отдельных списков обращались прежде всего очень многочисленные списки четвероевангелия (Евангелия-тетр – от греч. τετρα «четыре»), где текст представлен в последовательности изложения евангелий от Матфея, от Марка, от Луки и от Иоанна. Четвероевангелие возникло, вероятно, еще при жизни Кирилла и Мефодия путем перевода недостающих в кратком апракосе частей текста. Древнейшие списки его писаны глаголицей и относятся к X–XI вв. – Зографское (ГБЛ, собр. Григ., № 6/М. 1689) и Мариинское (ГПБ, Глаг. I) евангелия. Древнейшим восточнославянским датированным списком является Галичское евангелие 1144 г. (ГИМ, Синод. собр., № 404). С начала XIV в. все большее распространение стали получать списки четвероевангелия, исправленные по поздним греческим рукописям XII–XIV вв.; ко времени начала книгопечатания в XVI в. они целиком вытеснили сложившийся в IX–XI вв. первоначальный тип славянского текста.Апостол четьего типа («Деяния и послания») представляет собой полный текст Апостола, т. е. весь цикл произведений, расположенных в определенном порядке, сохраняющемся во всех рукописях и изданиях.Четье Евангелие и четий Апостол могут быть использованы и в богослужении: текст в них разбит на зачала, соответствующие чтению одного дня; между ними помещаются краткие заголовки. Номера зачал ставятся на полях (благодаря этому легко найти нужное чтение в большой книге); кроме того, на полях пишутся номера старого (византийского) деления на главы (так называемые Аммониевы и Евфалиевы главы), на верхнем и нижнем поле пишутся заголовки с указанием праздников и других поводов для чтения данного отрывка. Кроме основного текста в четье Евангелие и четий Апостол входят дополнительные статьи: предисловия к каждой книге («Сказания»), оглавления, ряд текстов богослужебного назначения (разного рода уставные указания, выписанные тропари, прокимны и т. п.), месяцеслов. Благодаря своей полноте и универсальности четьи тексты получили преимущественное распространение и со временем вытеснили богослужебные типы книг (Евангелие и Апостол-апракос). Они были первыми печатными книгами у восточных славян, именно четье Евангелие и четий Апостол напечатал в начале своей деятельности в Москве Иван Федоров.С XIV в. стали также входить в употребление полные сборники новозаветных книг, включавшие в себя Евангелия, Деяния и Послания апостолов и Апокалипсис.Самый древний из дошедших до нас четьих сборников ветхозаветных книг изготовлен в Болгарии в 1350–1370 гг., возможно, в кружке Евфимия Тырновского (ГПБ, F.1.461). Он включает в себя I–IV книги Царств, книги шестнадцати пророков, Песнь песней, притчи, Премудрости Иисуса Сирахова, книгу Иова. Такой состав, однако, не типичен для четьих библейских сборников кон. XIV–XVI вв. В этих сборниках чаще объединяются книги по тематическому принципу: 1) Пятикнижие Моисеево (т. е. книги Бытие, Исход, Второзаконие, Левит и Числа); 2) исторические – книги Иисуса Навина, Судей, Руфь, I–IV Царств, Есфирь; 3) книги премудростей – Притчи Соломона, Екклисиаст, Песнь песней, Премудрости Иисуса Сирахова, с прибавлением иногда Псалтири; 4) книги пророчеств. Такое членение ветхозаветных книг в принципе соответствует их членению в древнееврейской и древнегреческой письменности. Сборники первого и второго типа объединялись в составе Хронографа и Палеи Толковой. Четьи библейские сборники книг Ветхого завета получают заметное распространение лишь с конца XV в. Сборники первого и второго типа удовлетворяли читательский интерес в области священной истории, сборники Премудростей и Пророчеств служили источником нравственной и религиозной философии. После издания в 1580 г. Острожской библии переписка четьих текстов почти прекращается.III. Толковый тип Б. к.Толковый тип содержит библейские тексты в сопровождении экзегетических толкований. Назначение этих книг церковно-учительное и догматическое. Библейский текст в них разбит на отрывки, размером от части стиха до нескольких стихов. Он либо пишется киноварью, либо выделяется разного рода надписями (леммами): толк., Т., сказ. Это так называемый тип «широких катен». Распространенное в византийской и латинской письменности рамочное построение, когда библейский текст пишется в середине листа, а толкование окружает его со всех сторон, славянской письменности неизвестно. В рукописях XVII в. встречается размещение библейского текста и толкований в два параллельных столбца. Библейский текст в толковом типе представлен иногда с некоторыми лакунами, поскольку могли опускаться части текста, не получившие толкования.Почти все известные в славянской письменности толкования принадлежат византийским богословам, в числе которых нужно прежде всего назвать Феодорита Киррского, Иоанна Златоуста, Григория Нисского, живших в IV в., а также Феофилакта Болгарского и Никиту Ираклийского, XI–XII вв. Толкование на отдельную книгу может принадлежать либо одному автору (например, толкования на псалтирь Феодорита Киррского, известные в болгарском списке XI в.), либо представлять собой катены (от лат. catena «цепь»), т. е. свод толкований из разных авторов, например, известное в многочисленных списках с XIII в. Толковое евангелие Феофилакта Болгарского, представляющее собой сводку самых распространенных толкований на Четвероевангелие. Наиболее известные в славянской письменности толковые тексты:Беседы на Евангелие папы Григория Великого (Григория Двоеслова), переведенные с латинского оригинала в Чехии X в. и сохранившиеся в частности в русском списке XIII в. (ГПБ, собр. Погодина, № 70).Толковое евангелие Феофилакта Болгарского (Охридского), возникшее в конце XI в. и вскоре переведенное на славянский язык; древнейший неполный список относится к XIII в. и имеет русское происхождение (БАН, 4.9.11).Толкования на послания апостола Павла, известные в русском списке 1220 г. (ГИМ, Синод. собр., № 7).Толкования на Апокалипсис Андрея Кесарийского, известные в новгородском списке XII в. (БАН, собр. Никольск., № 1).Толкование на книгу Иова Олимпиодора Александрийского, древнейший список 1394 г. (ГИМ, Чуд. собр., № 6).Толкование на Псалтирь Исихия Иерусалимского, известное в славянской письменности под именем Афанасия Александрийского, древнейший список относится к XI–XII вв. (ГПБ, F.n.I. 23).Толкования на Псалтирь Феодорита Киррского, переведенные в Болгарии в X в. и известные в списке XI в. (ГИМ, Чуд. собр., № 7). При этом переводе был серьезно переработан славянский текст Псалтири.Толкование на Песнь песней, известное в славянской письменности под именем Филона Карпафийского, но в действительности представляющее собой катены из толкований Филона, Ипполита Римского, Григория Нисского и катен Псевдо-Прокопия Газского. Все списки русские, древнейший относится к XIII в (ГБЛ, ф. 205, № 171).Толковые пророки – собрание всех пророческих книг с толкованиями Феодорита Киррского, перевод этих толкований появился в Болгарии уже в X в. Все сохранившиеся списки XII–XVII вв. (число их более 50) восходят, однако, к одному и тому же списку 1047 г., написанному новгородским попом Упырем Лихим.Толкование на книгу пророка Даниила, составленное Ипполитом Римским, в списке XIII в. (ГИМ, Чуд. собр., № 12).Тексты с толкованиями переписывались еще в XVII и XVIII вв., когда после введения книгопечатания почти прекратилось изготовление списков служебного и четьего типов.Особую разновидность толкового типа текстов представляют собой так называемые эротапокритические (т. е. вопросо-ответные) компиляции, которые в форме вопросов и ответов дают толкования на самые важные места библейских книг. В период распространения и первоначального освоения христианской догматики эти компиляции играли важную пропедевтическую роль своего рода «введения» в Св. писание. Все перечисленные толковые тексты служили источником для составления такого рода компиляций, но некоторые толкования частично сохранились только в составе таких компиляций. Речь идет прежде всего о толкованиях Феодорита Киррского на Восьмикнижие, толкованиях Ипполита Римского на Притчи, Олимпиодора Александрийского на Екклисиаст.Эротапокритический жанр возник на славянском юге и получил в XII–XIII вв. свое наибольшее развитие у восточных славян в форме так называемой книги Кааф (по-древнееврейски «сборник»), а в XV в. по мере увеличения числа списков толковых текстов потерял свое значение. К этому жанру примыкают такие переводные произведения, как «Пандекты» Антиоха, вопросо-ответы Афанасия, Анастасия Синаита, Словеса избранные Григория Богослова. Из оригинальных восточнославянских компиляций такого рода близко к нему стоят «Словеса святых пророк» (полемический противоиудейский памятник), «Просветитель» Иосифа Волоцкого.Между текстами разных типов происходило постоянное взаимодействие. Так, Евангелие-апракос было взято за основу при изготовлении текста Четвероевангелия, ветхозаветные паримии, вошедшие в Паримийник, были целиком включены в четий текст ветхозаветных книг. При изготовлении основной массы толковых текстов в Болгарии X в. были в основном использованы готовые четьи тексты. При переписке евангельских рукописей писцы часто использовали сразу несколько оригиналов, которые могли принадлежать разным типам, так что в служебный тип вносились текстовые черты четьего, и наоборот. Особо сильное влияние на формирование служебного и четьего евангельского текста оказал, как кажется, текст из Толкового евангелия Феофилакта Болгарского.История усвоения, бытования и восприятия Б. к. у восточных славян исключительно богата. Лишь на первом этапе в течение XI в. она ограничивалась простой перепиской текстов с южнославянских оригиналов. Уже в XII в. стали появляться восточнославянские библейские переводы. Прежде всего это уже упоминавшиеся катены на Песнь песней. Тогда же был изготовлен толковый перевод Екклисиаста, не сохранившийся в цельном виде.Возможно, тогда же переведены и толкования на Послания апостола Павла (по списку 1220 г.), и Толковое евангелие Феофилакта Болгарского. В XIV или начале XV в. появился перевод учительного Евангелия константинопольского патриарха Каллиста. Новый материал существенно пополнил сборники вопросо-ответного характера.Новое развитие на Руси получили разного рода компиляции с использованием материалов Б. к. В большем или меньшем объеме книги, составляющие Восьмикнижие, вошли в Еллинский летописец, Хронограф и Хронографическую палею. Эти же книги, а также некоторые из книг премудростей, были включены в начале XIII в. в Толковую палею. Именно в Толковой палее заметно отсутствие четкого различия в это время между апокрифами и каноническими библейскими книгами. Среди книг Пятикнижия сюда попал апокрифический Исход Моисея, апокрифические новеллы о Соломоне и Китоврасе, о судах Соломона. Историческая палея, переведенная в готовом виде с греческого оригинала, рядом с кратким изложением Б. поместила почти все известные апокрифы о ветхозаветных лицах от Адама до Давида, В четьи библейские сборники между книгами Притч, Екклисиаст обязательно помещалась отвергнутая каноном книга Премудростей Иисуса, сына Сирахова, а также нередко книга Менандр, представляющая собою собрание афоризмов языческих мудрецов. Но канонические Евангелия по их богослужебному употреблению резко противопоставлялись Евангелиям апокрифическим и потому никогда не соседствовали с ними в сборниках. Впрочем, проповедники и богословы систематически использовали апокрифы для своих сочинений.Особый интерес представляют выполненные на Руси не позднее XIV в. переводы книг Есфирь и Песни песней с древнееврейского оригинала. В конце XV в. в Белоруссии был собран обширный сборник переводов с древнееврейских оригиналов, включающий книги Даниила, Есфирь, Песнь песней, Руфь, Притчей, Иеремии (Б-ка АН Лит. ССР, F, 19–262). При изготовлении его были частично использованы более ранние переводы.В конце XV в. в Новгородском архиепископском скриптории была начата работа по созданию полного библейского кодекса. В ходе работы были собраны и сведены воедино все доступные славянские тексты, при этом книги Иова, Песни песней и пророков были извлечены из состава толкований. В качестве образца в этой работе было принято печатное издание Вульгаты (латинский текст Библии, изготовленный в IV в. Иеронимом Стридонским). Те книги, которые не входили в библейский канон православной церкви и не были переведены в свое время на церковнославянский язык, были переведены с латинского оригинала; это книги I–II Паралипоменон, I–III Ездры, I–II Маккавейские, Неемии, Товита, Иудифь, Премудрость Соломона. С латыни также переведены были X–XIV главы книги Есфирь, неизвестные древнееврейскому канону и потому отсутствовавшие в славянской версии, а также главы II–XXV, XLVI–LI книги Иеремии, которые отсутствовали в редакции Толковых пророчеств. Работа была завершена в 1499 г., Кодекс получил название Геннадиевской библии, по имени тогдашнего Новгородского архиепископа (ГИМ, Синод. собр., № 923). Вся эта работа была вызвана внутренними культурными и церковными запросами восточнославянской среды и свободна от католического влияния, в чем ее не раз подозревали.Сходную попытку создать библейский кодекс представляет собою изготовленный в 1502–1507 гг. в Супрасльском монастыре Матфеем Десятым свод библейских книг (за исключением Восьмикнижия), замечательный своим каллиграфическим совершенством (БАН, 24.4.28).В XVI в. традиционный текст Псалтири был снабжен новыми толковыми компиляциями. Знаменитый новгородский переводчик Димитрий Герасимов перевел с латинского оригинала толкования Брунона, епископа Гиперболейского (XI в.). Максим Грек составил обширные катены на текст этой книги. На Волыни Андрей Курбский также как будто проделал такую работу по латинским источникам и в 1564–1577 гг. подготовил катены на Псалтирь.Широкое распространение в XVI–XVII вв. получают лицевые (т. е. иллюстрированные) рукописи. Иллюстрации встречаются и в древних списках Евангелия, Псалтири, но теперь это становится массовым явлением и служит прежде всего раскрытию содержания текста. Так, в списке Евангелия Сийского Антониева монастыря (БАН, Арх. ком., № 339) содержится 2130 рисунков. Сотни иллюстраций находятся в списках так называемой Годуновской псалтири (по имени Димитрия Годунова, заведовавшего царскими иконописцами при царе Феодоре Ивановиче). Особенно многочисленны в это время списки лицевого Апокалипсиса.В хронографической части знаменитого лицевого летописного свода Ивана Грозного содержится Восьмикнижие, четыре книги Царств, Есфирь, Товия и часть книги Даниила (семь книг из Восьмикнижия находятся в томе 1 – ГИМ, Муз. собр., № 358, книги Руфь, Царств, Есфирь и Товия во втором – БАН, 17.17.9).В XVII в. на характер и содержание иллюстраций начинает оказывать влияние знаменитая печатная Библия Пискатора.Первым датированным печатным изданием в Москве стал Апостол, напечатанный в 1564 г. Иваном Федоровым. Есть основания предполагать, что еще раньше здесь же появилось несколько изданий Евангелия и Псалтири. В 1580–1581 гг. Иван Федоров, находясь уже в Остроге на Волыни, издал полную Библию (так называемая Острожская библия). В основу ее был положен список с Геннадиевской библии; книги, переведенные с латыни, были заново переведены с греческого оригинала. Кроме того, для этого издания были привлечены дополнительные рукописные источники, на основе которых был подвергнут обработке текст Геннадиевской библии. Используя опыт европейских изданий библии, особенно Чешской библии 1488 г., издатели ввели в текст некоторые пояснения и истолкования, предназначая свой труд для светского внецерковного употребления. Однако в Москве в 1663 г. Острожскую библию перепечатали без существенных изменений в качестве официального церковного текста, а затем в 1751 г. подвергли переработке по греческим и древнееврейским печатным изданиям. Этот перепечатанный текст служит основой всех последующих синодальных изданий Библии. В XVII в. была также проведена Епифанием Славинецким и его учениками правка текста Евангелия и Апостола.В Западной Руси, а затем в Чернигове и Киеве, с конца XVI в. было напечатано довольно много толковых библейских книг, отчасти перепечатанных в Москве. Среди них особое значение имеют Учительное евангелие, изданное в 1569 г. в Заблудове, Учительное евангелие Кирилла Транквиллиона (Рахманово, 1619).С конца XV в. прежде всего на западных территориях, входивших в состав польско-литовского государства, появляются переводы библейских книг на язык, более или менее сближенный с живым употреблением. Во всех таких случаях оригиналом служил не греческий текст. В конце XV в. с гуситской редакции Чешской библии был сделан на Украине перевод Песни песней в сопровождении пояснений и рассуждений о любви (ГИМ, Синод. собр., № 558). В этом переводе очень много чешских и украинских слов, грамматика упрощена. Упомянутый Виленский сборник нач. XVI в., содержащий ряд книг в переводе с древнееврейского оригинала, лишь в очень немногих местах писан чистым церковнославянским языком; в основном это смесь белорусских и польских форм.В 1507–1525 гг. Франциск Скорина в Праге и Вильне издал основную массу библейских книг в переводе с Чешской библии с использованием в отдельных случаях традиционной церковнославянской версии. Язык этих изданий приближен к живой белорусской речи.Так называемые Пересопницкое евангелие (рукопись 1556–1561 гг.) и Евангелие Василия Тяпинского (издание ок. 1580 г., единственный экземпляр в ГПБ, собр. Погодина, № 1), Новый завет Валентина Негалевского (рукопись 1581 г.) дают евангелийский текст на народном языке и своим появлением связаны с распространением реформационных христианских сект. В двух рукописях XVI–XVII вв. находятся два разных западнорусских перевода Псалтири с польского оригинала (ГБЛ, собр. Румянцева, № 335, 1017). В одной рукописи XVII в. сохранился перевод Восьмикнижия, книг Царств и Товита (ГИМ, Синод. собр., № 710) с польского языка.В Москве условия не благоприятствовали появлению библейских переводов на языке, приближенном к обиходному. Известен лишь один опыт такого рода – это перевод с польского оригинала Псалтири, выполненный в 1683 г. переводчиком Посольского Приказа Авраамием Фирсовым (ГИМ, Синод. собр., № 710). Мысль Петра I напечатать текст Евангелия параллельно на голландском и русском языке воплощена не была.Лит.: Калайдович К. Ф. Иоанн экзарх Болгарский. М., 1824; Новицкий О. О первоначальном переводе св. Писания на славянский язык. Киев, 1837; Горский А. В. 1) О свв. Кирилле и Мефодии. – Москвитянин, 1843, ч. 6, с. 405–434; 2) О славянском переводе Пятикнижия Моисеева, исправленном в XV в. по еврейскому тексту. – В кн.: Прибавления к творениям свв. отцев, 1860, ч. 19, с. 134–168; Горский А. В., Невоструев К. И. Описание славянских рукописей Московской Синодальной библиотеки. М., 1855–1862, отд. 1–2; [Костомаров Н. И.] Старинный южнорусский перевод Песни песней с послесловиями о любви. – Основа, 1861, № 11–12, с. 49–64; Berčić J. Ulomci svetoga pisma obojega uvjeta staroslovenskim jezikom. Díl. 1–5. Praha, 1864–1871; Невоструев К. И. Записка о переводе Евангелия на славянский язык, сделанном св. Кириллом и Мефодием. – В кн.: Кирилло-Мефодиевский сборник. М., 1865, с. 209–234; Срезневский В. И. Древний славянский перевод Псалтири: Исследование его текста и языка по рукописям XI–XIV вв. СПб., 1877; Воскресенский Г. А. 1) Древний славянский перевод Апостола и его судьбы до XV в. М., 1879; 2) Евангелие от Марка по основным спискам четырех редакций. М., 1894; 3) Книги пророков в древнеславянском переводе. – Богословский вестник, 1905, т. 11, с. 525–542; Амфилохий. 1) Исследование о Пандектах Антиоха XI в., находящихся в Воскресенской Новоиерусалимской библиотеке. М., 1880; 2) Древнеславянская псалтирь Симеоновская до 1280 г. М., 1880, т. 1–3; Рождественский И. Книга Есфирь в текстах еврейском, греческом и славянском. СПб., 1880; Владимиров П. В. Доктор Франциск Скорина, его переводы, печатные издания и язык. СПб., 1888; Лебедев В. К. Славянский перевод кн. Иисуса Навина по сохранившимся рукописям и Острожской библии. СПб., 1890; Оblak V. Die kirchenslavische Űbersetzung der Apokalypse. – Archiv fűr slavische Philologie, 1890, Bd 13, S. 321– 361; Попруженко М. Г. «Книга Царств» в собрании рукописей библиотеки Новороссийского университета. Одесса, 1894; Карский Е. Ф. Западнорусские переводы Псалтири в XV–XVII вв. Варшава, 1896; Муретов М. Древнеславянское евангелие от Марка / Поправки, дополнения и замечания к трудам проф. Г. А. Воскресенского. Сергиев Посад, 1897; Евсеев И. Е. 1) Книга пророка Исайи в древнеславянском переводе. СПб., 1897; 2) О книге Есфирь. – Изв. АН, 1898, т. 8, № 5, с. 329–344; 3) Следы утраченного первоначального перевода пророческих книг на славянский язык. – Изв. АН, 1899, т. 10, № 4, с. 355–373; 4) Книга пророка Даниила в переводе жидовствующих по рукописи XVI в. – ЧОИДР, 1902, кн. 3, с. 127–164; 5) Книга пророка Даниила в древнеславянском переводе. М., 1905; 6) Рукописное предание славянской Библии. СПб., 1911; 7) Геннадиевская Библия 1499 г. М., 1914; 8) Очерки по истории славянского перевода Библии. Пг., 1916; Сперанский М. Н. К истории славянского перевода Евангелия. – РФВ, 1899, т. 41, с. 158–219; Брандт Р. Григоровичев паримийник в сличении с другими паримийниками. М., 1894–1901; Погорелов В. А. 1) Псалтыри. Библиотека московской синодальной типографии. 4.1. Рукописи. М., 1901, вып. 3; 2) Чудовская псалтирь XI в. СПб., 1910; 3) Словарь к толкованиям Феодорита Киррского на Псалтырь. Варшава, 1910; 4) Из наблюдений в области древнеславянской переводной литературы. 3. – Sborník filosofické fakulty university Komenského v Bratislavĕ, 1927, R. 5, № 46(1); Hахтигаль Р. Несколько заметок о следах древнеславянского паримейника в хорвато-глаголической литературе. – В кн.: Древности: Тр. Славян. ком. Моск. археол. о-ва. М., 1902, т. 3, с. 175–213; Михайлов А. В. 1) К вопросу об издании памятников славянорусской письменности. – В кн.: Предварительный съезд русских филологов: Бюллетени. СПб., 1903, с. 56–67; 2) К вопросу о литературном наследии свв. Кирилла и Мефодия в глаголических хорватских миссалах и бревиариях. Из истории Древнеславянского перевода книги Бытия пророка Моисея. Варшава, 1904; 3) Греческие и древнеславянские паримейники: Из истории древнеславянского перевода св. Писания. Варшава, 1908; 4) Опыт изучения текста книги Бытия пророка Моисея в древнеславянском переводе. Варшава, 1912, ч. 1. Паримейный текст. Jagić V. 1) Psalterium bononiense. Vindobonae, 1907; 2) Entstehungsgeschichte der kirchenslavischen Sprache. Berlin, 1913; 3) Zum altkircheslavischen Apostolus. Wien, 1919–1920, 1–3; 4) Jugie M. Histoire du Canon de 1’Ancien Testament dans l’Eglise Grecque et l’Eglise Russe. Paris, 1909; Юнгеров П. А. Общее историко-критическое введение в священные ветхозаветные книги. Казань, 1910; Vajs J. 1) Nejstarši breviář chrvatsko-hlaholský (Prvý breviář Vrhnický). Praha, 1910; 2) Kniha Rut v překladĕ staroslovanském. Praha, 1926; 3) Evangelium sv. Marka a jehopoměr k řecké předloze. Praha, 1927; 4) Které recense byla řecká předloha starostovĕnského překladu žaltáře. – Byzantinoslavica, 1939–1946, t. 8, s. 55–86; 5) Najstariji hrvatskoglagolski misal. S bibliografskim opisima svih hrvatskoglagolskih misala. Zagreb, 1948; Пepeтц В. Н. До icторii перекладу Бiблii в захiднiи Руси: Книга Естери в перекладi кiнця XV в. – В кн.: Фiльольогiчний збiрник памяти К. Михальчука. Киев, 1915, с. 23–45; Туницкий Н. Л. Книга XII малых пророков с толкованиями в древнеславянском переводе. Сергиев Посад, 1918, вып. 1; Vondrák V. О cksl. překladu evangelia v jeho dvou různých častech a jak se nám zachoval v hlavnĕjších rukopiseh. – В кн.: Даничиħев зборник. Београд; Љубљана, 1925, с. 9–27; Станоjевиħ Ст., Глумац Д. Св. Писмо у нашим старим споменицима. Београд, 1932; Ильинский Г. А. Опыт систематической кирилло-мефодиевской библиографии. София, 1934; Pechuška F. Staroslavanský překlad knihy Job. Praha, 1935; Кульбакин С. Jезична реконструкциjа старословенског превода. – Jужнословенски филолог, 1937, кн. 16, с. 203–2235; Попруженко М. Г., Романски Ст. Кирилометодиевска библиография за 1834–1940 гг. София, 1942; Флоровский А. В. Чешская Библия в истории русской культуры и письменности: (Фр. Скорина и продолжатели его дела). – Sborník filologický. 12. Praha, 1946, s. 153–258; Ноrá1ek К. Evangeliaře a čtveroevangelia. Praha, 1954; Киас Вл. Положение исследования в области византийско-старославянского паримийника. – Byzantinoslavica, 1955, № 2, с. 374–376; Рańkevič I. Malí Proroci v Antiochovych Pandektech z r. 1307. – Slavia, 1956, r. 25, s. 384–393; Мещерский Н. А. 1) К вопросу об изучении переводной письменности Киевского периода. – Учен. зап. Кар.-Фин. пед. ин-та. Петрозаводск, 1956, т. 2, вып. 1, с. 198–219; 2) Источники и состав древней славяно-русской переводной письменности IX–XV вв. Л., 1978; Moszyński L. Staro-cerkiewno-słowiański aprakos. – Studia z filologii polskiej i słowiańskiej. II. Warszawa, 1957, s. 373–395; Vrana J. 1) Otipovima, redakcijama i međusobnom odnosu starosłovjenskih evanđelja. Evanđeliastari. – Slavia, 1956, t. 26, s. 321–336. Četveroevanđelja. Slavia, 1960, t. 29, s. 552–571; 2) Najstariji hrvatski glagoljski evandelistar. Beograd, 1975; 3) O odnosu Vukanova i Mstislavova evandjelja i nostanku duljega evandjielistara novije redakcije. – Slavia, 1985, r. 54/2, s. 141–160; Hamm J. Apokalipsa bosanskih krstjana. – Slovo, 1960, № 9/10, s. 43–103; Коляда Г. И. Работа Ивана Федорова над текстами Апостола и Часовника и вопрос о его уходе в Литву. – ТОДРЛ, 1961. т. 17, с. 225–254; Грицкат И. Дивошево Jеваnħелье. – Jужно-словенски филолог, 1961–1962, кн. 25, с. 227–293; Vašiсa J. Literární památky epochy velkomoravské. 863–885. Praha, 1966; Стипчевиħ Б. О српским паримеjницима. – В кн.: Кирил Солунски. Симпозиум 1100-годишнина од смртта на Кирил Солунски. Скопjе, 1970, кн. 2, с. 347–387; Недельковиħ О. 1) Редакциjе старословенског еванħельа и старословенска синонимика. – Там же, с. 269–279; 2) Problem strukturnih redakcija staroslavenskog prijevoda Apostola. – Slovo, 1972, № 22, c. 27–40; Трифуновиħ Ћ. Тумачење Песме над песмама од Теодорита Кирског у преводу Константина Философа. – Зборник за славистику, 1971, 2. Матица Српска, с. 86–105; Верещагин Е. М. 1) Из истории возникновения первого литературного языка славян. Переводческая техника Кирилла и Мефодия. М., 1971; 2) Из истории возникновения первого литературного языка славян: Варьирование средств выражения в переводческой технике Кирилла и Мефодия. М., 1972; Freidhof G. Vergleichende sprachliche Studien zur Gennadius-Bibel (1499) und Ostroger Bibel (1580–1581): Die Bűcher Paralipomenon, Esra, Tobias, Jubith, Sapientia und Makkabäer. Frankfurt am Main, 1972; Hanniсk Chr. Das Neue Testament in altkirchenslavischer Sprache. – In: Die alten Űbersetzungen des Neuen Testament, die kirchenväterzitate und Lektionare. Hrsg. VTO K. Aland. Berlin; New York, 1972, S. 403–425; Жуковская Л. П. Текстология и язык древнейших славянских памятников. М., 1976; Лихачева О. П. 1) Славяно-русский апостол XI–XIV вв. – В кн.: Методические рекомендации по описанию славянорусских рукописей для Сводного каталога рукописей, хранящихся в СССР. М., 1976, вып. 2, с. 420–447; 2) Служебная псалтирь как особого рода сборник. – В кн.: Проблемы научного описания рукописей и факсимильного издания памятников письменности. Л., 1961, с. 222–241; Логачев К. И. 1) О языке и тексте оригиналов древнейших славянских переводов. – ВЯ, 1976, № 2, с. 95–99; 2) Проблема критического издания первого письменного памятника Кирилло-Мефодиевской традиции. – Советское славяноведение, 1982, № 5, с. 66–73; Скупский Б. И. К вопросу о греческих оригиналах древнейших славянских переводов. – ВЯ, 1977, № 2, с. 126–130; Thomson Fr. J. The Nature of the Reception of Christian Byzantine Culture in Russia in the 10-th to 13th centuries and its Implication for Russian Culture. – Slavica Gandensia, 1978, t. 5, p. 107–139; Алексеев A. A., Лихачева О. П. Супрасльский сборник 1507 г. – В кн.: Матер. и сообщ. по фондам Отд. рукописи, и редкой книги Б-ки АН СССР. Л., 1978, с. 34–58; Можаева И. Е. Библиография по Кирилло-Мефодиевской проблематике. 1945–1974. М., 1980; Алексеев А. А. 1) Песнь песней в древней славяно-русской письменности, ч. 1–2. Ин-т рус. яз. АН СССР. Предварительные публикации. М., 1980, вып. 133–134; 2) О греческой основе славянских библейских переводов. – Старобългаристика, 1984, № 1, с. 3–22; 3) Принципы историко-филологического изучения переводческого наследия Кирилла и Мефодия. – Советское славяновед., 1984, № 2, с. 94–106; 4) Проект текстологического исследования Кирилло-Мефодиевского перевода Евангелия. – Советское славяноведение, 1985, № 1, с. 82–94; Сказания о начале славянской письменности. М., 1981; Архипов А. А. Древнерусская книга пророка Даниила в переводе с древнееврейского: (К истории гебраизмов в древнерусском книжном языке), ч. 1–3. Ин-т рус. яз. АН СССР. Предварительные публикации. М., 1982, вып. 151–153; Дуйчев Ив., Кирмагова А., Паунова А. Кирилометодиевска библиография. 1940–1980. София, 1983; Чешко Е. В. Редакция и особенности перевода Псалтыри Томича. – Старобългарска литература, 1983, кн. 14, с. 37–58. Маthiesen R. Handlist of Manuscripts containing Church Slavonic Translations from the Old Testament. – Polata knigopisnaja, 1983, № 7, p. 3–48; Добрев И. Погрешно мнение за Охридския апостол. – Старобългарска литература, 1984, кн. 16, с. 3–17; Исаченко-Лисовая Т. А. Псалтирь Авраамия Фирсова 1683 г. Особенности языка и перевода. – Изв. ОЛЯ, 1984, т. 43, с. 248–257; Švábоvá J. Zur Problematik der Textvarianten im altkirchenslavische Parőmienbuch. – Byzantinoslavica, 1985, t. 16, S. 94–105.
А. А. Алексеев, О. Л. Лихачева

Синонимы:
книга книг, палея, писание, пятикнижие, священное писание, тора



Словарь книжников и книжности Древней Руси  2018

← БЕСЕДА ТРЕХ СВЯТИТЕЛЕЙБОРИС ФЕДОРОВИЧ ГОДУНОВ →

Смотреть значение "БИБЛИЯ" в других словарях:
words-app-1T: 0.137100298 M: 7 D: 0