ЖИТИЕ ИСАЙИ, ЕПИСКОПА РОСТОВСКОГО

Житие Исайи — агиографический памятник, повествующий о жизни и деятельности реального исторического лица — ростовского епископа XI в., известного по ранним письменным древнерусским памятникам. Пожалуй, самое раннее упоминание о нем читается в Житии Феодосия Печерского: «Тъгда же христолюбивый князь (Изяслав Ярославич. — М. К.) от монастыря великаго отца нашего Феодосия избрав единого от братия, иже в чьрньчьскемь житии просиявъша, Исайю наричемааго, того же извел игумена постави в манастыри своемь у святааго мученика Димитрия, иже и послеже добрых ради нрав его поставлен бысть епискупъм Ростову городу» (Успенский сборник XII—XIII в. М., 1971, с. 95). Имя Исайи встречается и в летописях (см.: Указатель к первым осьми томам ПСРЛ, СПб., 1898, отд. 1, с. 373), в частности в Повести временных лет под 6596 (1088) г. сказано, что ростовский епископ Исайя участвовал в освящении церкви св. Михаила в монастыре Всеволодовом (Выдубицком) при митрополите Иоанне; под 6597 (1089) г. — что он вместе с митрополитом Иоанном освящает церковь Богородицы в Печерском монастыре (факт, позже использованный в Ж.). Ростовский край, населенный неславянскими племенами, во времена Исайи еще только начал подвергаться христианизации, проходившей с немалыми трудностями: предшественник Исайи епископ Леонтий был убит: среди населения еще было сильно влияние религиозных вождей «волхвов» (ПВЛ. М.; Л., 1950, т. 1, с. 117). После смерти Исайи, происшедшей около 1090 г., ростовскую кафедру закрыли вплоть до середины XII в. (Насонов А. Н. История русского летописания XI — начала XVIII в.: Очерки и исследования. М., 1989, с. 63, 75, 113).В Ж. агиограф включил даты — 1062 г. (в некоторых рукописях 1087 т.) — поставление его на игуменство, 1077 г. — на епископство; в 1164 г. найдены его мощи, в 1474 г. перенесенные на новое место; нет только даты смерти. Приводятся имена и его современников. Но, казалось бы, столь точные сведения не всегда соответствуют другим источникам. Так, в Летописи Тверской поставление Исайи ростовским епископом датировано 1072 г., хотя сам факт поставления заимствован из житийной литературы (ПВЛ.М.; Л., 1950, т. 2, с. 406). В Ж. Исайю рукоположил митрополит Иоанн, однако он занимал кафедру в 1080—1089 гг.; в 1068—1079 гг. митрополитом был Георгий. В Летописи Никоновской сказано, что мощи Леонтия и Исайи были открыты в 1162 г. Эти расхождения дат и несоответствие исторических лиц, существовавших в то время, свидетельствуют о позднем написании Ж.Рукописная традиция Ж. полностью еще не изучена, однако в исследованиях XIX в. отмечены две стабильные редакции текста. В ПС за 1858 г. опубликован текст 1-й редакции с переводом, в подстрочных примечаниях даны характерные признаки 2-й редакции (пересказ — перевод текста 1-й редакции рукописи Троицкой лавры № 44 дан также в кн. «Жития святых...»). Текст 1-й редакции, встречающейся в списках очень редко, опубликован по сборнику-конволюту ГПБ, Солов. собр., № 647(806) (806/916), XVI—XVII в.; на листах с Ж. филиграни не просматриваются.1-я редакция озаглавлена «Месяца майя в 15 день память Исайя епископа Ростовского чюдотворца. Благослови отче». Она не имеет вступления или предисловия и начинается прямо с кратких сведений об Исайе: «Сей убо блаженный Исайя от земля Руския от области Киевъския рождение и воспитание име». Кроме того, что Исайя постриженник Киево-Печерского монастыря, автору неизвестно о нем ничего; все сведения почерпнуты им из Жития Феодосия Печерского, Жития Леонтия Ростовского, Повести временных лет и Патерика Киево-Печерского. Скудость известий обусловила и краткость произведения, основное содержание которого посвящено официальной деятельности Исайи. Его учительство в монастыре («труды ко трудом прилагая, учением же своим верных душа напаяя на истинный разум к богу приводя») предопределило и его миссионерскую деятельность в качестве епископа: он обходит ростовскую и суздальскую земли, проповедуя христианство, крестя жителей, «идеже обретает идолы, и вся огню предаяше, и по всему ревнуя апостольскому житию». Автор продолжает сравнение Исайи с апостолами в рассказе о единственном чуде, происшедшем еще при жизни его: как апостолы на облаке были принесены на успение Богородицы, так и Исайя, извещенный ангелом, был доставлен в Киев на освящение церкви Богородицы в Печерском монастыре в 1089 г. и так же возвращен обратно в Ростов. Дальнейшее повествование касается только мощей Исайи, открытых в 1164 г. во время копания рвов для построения нового ростовского собора Успения Богородицы взамен сгоревшего деревянного. Похороненные в новом соборе мощи долго находились в небрежении, «яко николи же во притворе оном свеще горети у гроба святого, священнику приходим: с кадилом ко гробу», несмотря на «многие чудеса», совершавшиеся от тела Исайи. В 6982 (1474) г. мощи были перенесены в новый гроб к южной стене собора. Заканчивается Ж. краткой молитвой с просьбой защитить «от глада, и пагубы, и нахождения иноплеменных, и от всех злых». Посмертных чудес Ж. не имеет; их заменяет фраза: «и доныне с верою приходящим ко гробу его и подает исцеление».Текст 1-й редакции положен в основу 2-й, пространной редакции. Ее автор в своей работе обращался к тем же источникам — Печерскому патерику и Повести временных лет. Пополнение 2-й Редакции сделано путем двух вставок, одной из Жития Феодосия, читающегося в более поздних редакциях Печерского патерика, о первом игумене Дмитровского монастыря Варлааме, другой — из Повести временных лет о митрополите Иоанне; это место читается в летописи сразу вслед за рассказом об освящении Печерской церкви (см.: ПВЛ, т. 1, с. 137). Обе вставки, как отметил Ключевский, мало связаны с сюжетом самого Ж. Текст 2-й редакции имеет и стилистические отличия от 1-й: в него внесены распространения и стереотипные житийные формулы: так, после известия о сжигании идолов, добавлено, «и велико тщание о том имеяше, нищих же милуя и удовляя пищею и одежами, и милосердуя о них, яко чадолюбивый отец, и украшена обитель духу пресвятому является» (ГПБ, собр. Титова, № 2059, XVI в., л. 109). Ж. 2-й редакции озаглавлено «Месяца майа 15 день житие иже во святых отца нашего Исаиа епископа Ростовского чюдотворца. Благослови отче», начинается риторическим вступлением «Венець убо многоцветный, всяким украшением цветовным украшен, зрящу его многу светлость подавает...» (там же, л. 103—103 об.) и заканчивается похвальным словом, которое архиепископ, переносящий его мощи, произносит над телом Исайи.Редакции Ж. претерпели различные модификации. Так, в некоторых списках нет дат. Могло происходить соединение редакций (например, ГПБ, Соф. собр., № 1357, XVII в., вступление и заключение из 2-й редакции, основной текст — 1-й, но без дат). Несколько позже, может быть, в конце XVI или в начале XVII в. на основании текста 1-й редакции возникла проложная редакция с характерным для этого жанра сокращенным текстом (см., напр., ГПБ, собр. Титова, № 239, XVI—XVII в., где текст без дат кончается известием об обретении мощей и многих исцелениях от них). Этот же текст с небольшими разночтениями читается и в печатном Прологе (см.: Пролог. М., 1643, 15 мая, л. 384 об. — 385 об.). Здесь есть даты: поставление Исайи на Ростовскую епископию в 6585 г. (как и в Ж.), и, что особенно важно, указана приблизительная дата смерти Исайи (в Ж. ее нет) «на второе лето по освящении церкве Печерския», что дает приблизительно 1090 г., вероятно отсюда и взятый всеми авторами, писавшими в XIX в. об Исайе.Возможно, вскоре после появления 1-й редакции Ж. была составлена и служба, во многом отразившая его содержание (см. Минея служебная. М., 1646, л. 186 и след.): «По всему уподобися преславным апостолом и обтече всю Русскую землю, идольскую лесть попирая», «обходя грады и веси в Ростовской и Суздальской области идольские капища разоряя» (почти цитата из Ж.); отмечено, что вначале гроб Исайи «в небрежении бысть»; встречается и мотив, близкий к заключительной молитве Ж. — «Умилосердися владычице на непотребные своя рабы и не предаждь нас в руце поганых грех ради наших».Ж. принято было датировать XIII в. (см. Историю русской литературы) и относить, как и Ж. первого ростовского епископа Леонтия, к областной ростовской литературе этого периода. Основанием для этого послужила дата — 1274 г. — последняя, фигурирующая в Ж. как дата перенесения мощей и установления почитания — в «Энциклопедическом словаре» Брокгауза и Эфрона (СПб., 1894, т. 13, с. 363), назван 1231 г. — дата торжественного освящения Успенского собора в Ростове. Однако уже Ключевский заметил, что 1274 г. появился в результате ошибочного прочтения. В издании ПС, как и в издаваемой рукописи из Соловецкого собрания, стоит \#SЦПВ (6982) г., в параллельно помещенном переводе прочитанный как 1274 вместо 1474. По-видимому, дело не просто в ошибочном прочтении, так как хотя в подавляющем большинстве рукописей стоит 6982, но встречаются и рукописи с датой 6782 (\#SψПВ) (напр., ГПБ, Соф. собр., № 419, л. 422—426, Торжественник, XVI в.). Таким образом, только полное выявление и обследование всех списков Ж. позволит окончательно решить вопрос датировки. Тем не менее существуют и другие аргументы, указывающие на XV в. как на время появления произведения: 1) Перенос мощей совершает архиепископ, в 1-й редакции без имени, во 2-й — Иоанн, хотя на самом деле в 1474 г. Ростовским архиепископом был Вассиан Рыло. Архиепископы (это тоже отмечено Ключевским) существуют в Ростове с 1390 г.; 2) Рассказа о преставлении Исайи нет в месяцесловах XV в.; 3) Ж. не встречается в рукописях ранее XVI в., где оно традиционно помещается между Житием Леонтия и Житием Игнатия Ростовского.Скорее всего создание Ж. и службы приурочены к канонизации Исайи. В Житии епископа Леонтия указано, что мощи Исайи были обнаружены в 1164 г., когда после пожара в Ростове сгорела деревянная церковь Богородицы (что подтверждается и известиями Летописи Никоновской), и по повелению Андрея Боголюбского на ее месте стали копать рвы для фундамента новой постройки (ПС, 1859, ч. 1, февраль, с. 306—307). По-видимому, с этого же времени началось народное поклонение мощам Исайи, хотя епископ никакого празднования ему не установил. По мнению Голубинского, 1474 г. — дата установления архиепископом Вассианом Рыло местного празднования памяти Исайи. К тексту об Исайе в позднейших списках Жития Феодосия Печерского было добавлено «и тамо со святыми чтут его, прият бо чудотворения дар», как объяснение причины канонизации.Ростовские епископы получили статус общерусских святых еще до Макарьевских соборов 1547 и 1549 гг., хотя неизвестно никакого официального указа по этому поводу. Вторая редакция Ж., вошедшая в Великие Минеи Четии (15 мая), широко распространена в рукописных сборниках 30—40-х гг. XVI в. Ключевский вообще не нашел достаточных оснований для ее датировки. Но можно предположить, что именно вторая редакция была составлена для установления общерусского празднования памяти Исайи. Автор второй редакции заметил, что эпизод чудесного прибытия Исайи на освящение Печерской церкви и сравнение его в этой связи с апостолами взяты из Печерского патерика (ср.: Абрамович Д. Киево-Печерський патерик. Киïв, 1930, с. 14—15), написав: «известно же о сем сказуеть в Патерице печерьском» (ГПБ, собр. Титова, № 2059, л. 111 об.). По мнению издателя Ж., эта ссылка указывает на XV—XVI вв., когда появилось такое название патерика. Наконец, архиепископ во второй редакции назван Иоанном. Архиепископ с таким именем в Ростове был в 1520—1525 гг. Не дают ли эти наблюдения основания для датировки второй редакции началом — первой четвертью XVI в.?Исследуя жанрово-стилистические особенности старших северовосточных житий, Ф. И. Буслаев, а за ним В. О. Ключевский отметили их примитивность, «проложность», краткость, связывая проявление этих произведений с утилитарно-богослужебными потребностями вновь зарождавшейся в ростово-суздальской земле государственности. С этой точкой зрения не согласился С. А. Бугославский, проследивший в ростовских житиях продолжение киевской литературной традиции, сочетавшей элементы агиографические и документально-летописные, использующей византийские агиографические формулы. С. А. Бугославский пришел к выводу, что «традиции византийской агиографии, унаследованные Киевскими агиографами не прерываются... мы имеем дело не с зарождением нового стиля, а лишь с упрощением под пером еще неопытных севернорусских авторов старых изысканных приемов письма». Бугославский датировал Ж. XIII в. В дальнейшем место этого памятника в древнерусской литературе должно быть пересмотрено. Предстоит связать его с исторической обстановкой последней четверти XV в., когда Ростов уже был присоединен к Москве (в 1474 г.) и рассмотреть в контексте литературы этого периода.Изд.: ПС, 1858, ч. 1, март, с. 432—450; Жития святых российской церкви: Месяц май. СПб., 1858, с. 240—245 (пересказ-перевод текста 1-й редакции по рукописи из библиотеки Троицкой лавры № 44); Яросл. епарх. вед. 1876, ч. неофиц., с. 26—28.Лит.: Словарь исторический о святых, прославленных в российской церкви, и о некоторых подвижниках благочестия местно чтимых. СПб., 1863, с. 124; (Буслаев Ф. — Рец. на кн.: «Православный собеседник», 1858 // Летописи Тихонравова. М., 1859, т. 1, отд. 3, с. 75—76); Сергий. Полный месяцеслов Востока. М., 1876, т. 2, с. 127, 15 мая; Филарет. 1) Русские святые, чтимые всею церковью или местно. 3-е изд. СПб., 1882, т. 2. Май — август, с. 91—96; 2) Обзор, № 34; Барсуков. Источники агиографии, стб. 227—230; Голубинский. История канонизации, с. 61, 80, 90, 91, № 38; Бугославский С. А. 1) Литературная традиция в северовосточной русской агиографии // Статьи по славяноведению и русской словесности: Сб. статей в честь акад. А. И. Соболевского. Л., 1928 (СОРЯС, т. 101, № 3), с. 335—336; 2) Литература Ростова XIII— XIV вв. § 2. Жития // История русской литературы. М.; Л., 1946, т. 2, ч. 1. с. 62—66.
М. Д. Каган


Словарь книжников и книжности Древней Руси 

ЖИТИЕ ИСИДОРА ТВЕРДИСЛОВА →← ЖИТИЕ ИОСИФА ВОЛОЦКОГО

T: 0.143788046 M: 3 D: 3