ЖИТИЕ ИОСИФА ВОЛОЦКОГО

Житие Иосифа Волоцкого – памятник русской агиографии, посвященный известному церковному деятелю конца XV – начала XVI в., игумену Волоколамского монастыря Иосифу Волоцкому. Известны три Ж. – написанное епископом Крутицким Саввой Черным в 1546 г. и включенное в Великие Минеи Четии (дошло в двух редакциях), Надгробное слово Иосифу, составленное его племянником Досифеем Топорковым «по мнозе времени» после смерти его дяди и учителя (Иосиф умер в 1515 г.), наконец, Ж., автором которого в нескольких списках назван некий «Филогон». Автором последнего Ж., нередко обозначаемого в литературе как «Ж., составленное неизвестным», часто считается южнославянский (сербский) публицист Лев Филолог (в русских рукописях прозвище его передавалось как «Филогон»), другие сочинения которого помещены в одном списке (Овчинниковском) с Ж.; между Ж. и другими сочинениями Филолога наблюдаются текстуальные совпадения. Возможно, что Ж., как и другие сочинения Филолога, писавшего на недостаточно понятном для русского читателя языке, было переведено или переделано известным публицистом XVI в. Зиновием Отенским.Между Ж., составленным Саввой, Надгробным словом Досифея Топоркова и Ж. Льва Филолога обнаруживается сходство в изложении; возможно, что сербский агиограф пользовался Ж., составленным Саввой, а может быть и Надгробным словом. Во всех этих памятниках замалчиваются и искажаются факты биографии Иосифа Волоцкого, известные из его собственных сочинений и других современных источников. Так, сам Иосиф сообщал, что его пребывание в Боровском монастыре, где он стал после смерти Пафнутия игуменом, окончилось уходом из-за столкновения с Иваном III. Совершенно иначе описаны эти события в обоих Ж. и Надгробном слове: здесь говорится, что Иосиф стал игуменом по завещанию Пафнутия и решению «самодержца всея Руси великого князя Ивана Васильевича»; отношения Иосифа с Иваном III изображены как вполне дружественные, и единственной причиной его ухода из Пафнутиева монастыря объявляется несогласие с братией монастыря из-за строгого общежития. Но записка Иннокентия о последних днях Пафнутия ничего не упоминает о назначении им Иосифа преемником.Отношения же Иосифа с великим князем были в конце 70-х гг., когда умер Пафнутий, весьма напряженными: из великокняжеского Боровска он перешел к брату Ивана III Борису Волоцкому, выступившему как раз в это время (1479 г.) против великого князя; враждебную позицию по отношению к великому князю, покровительствовавшему еретикам, Иосиф занимал вплоть до 1503–1504 гг. (когда Иван III порвал с еретиками). Совершенно искаженно изображена во всех трех памятниках история церковных соборов конца XV – начала XVI в. Собор 1491 г., осудивший лишь новгородских еретиков и никак не удовлетворивший «обличителей» ереси, слит в обоих Ж. с собором 1504 г., покончившим с ересью, в некий единый собор на еретиков, происходивший при участии Ивана III, Василия III и Иосифа Волоцкого (в действительности Василий III и Иосиф могли участвовать только в соборе 1504 г.). В Надгробном слове Досифей сперва рассказывает о «книге», написанной Иосифом против «богоборного веления» еретиков (т. е. о «Просветителе», составленном, по-видимому, лишь в начале XVI в.), затем о расправе над еретиками, устроенной Геннадием (без упоминания о предшествующем соборе 1490 г.), а затем об осуждении еретиков на соборе, возглавляемом «благочестивым великим князем Иваном Васильевичем всеа Русии и сыном его князем великим Василием Ивановичем всея Русии» (т. е. о соборе 1504 г.). В Ж., составленном Львом Филологом, собор на еретиков предшествует «стечению» епископов, обсуждавшему вопрос о «второбрачии» священников и монастырском владении «селами»; между тем, по более достоверным данным, собор о вдовых попах происходил в 1503 г., до второго собора на еретиков. Приписывая постановку вопроса о допустимости монастырского владения «селами и нивами» великому князю, Филолог упоминает, что о «стяжании сел монастырем» «поболеша» и некие «отцы, иже безмолвное и уединенное житие проходящие и любящие», но Иосифу (виднейшему защитнику монастырского землевладения) он приписывает сдержанную и как бы нейтральную позицию в этом споре: «И в сих же съвопрошаниях Иосиф разумно и добре разчиняя, лучшая к лучшим смотря, обоюду ползующая». Наконец, в явно идеализированном виде изображают оба Ж. судьбу Волокаламского монастыря после смерти Иосифа – они утверждают, что Иосиф перед смертью назначил своим преемником Даниила. Но ни в своем предсмертном послании Василию III, ни в Духовной грамоте Иосиф, перечисляя возможных преемников, даже не упоминает среди них Даниила – очевидно, этот ближайший сподвижник великого князя и будущий митрополит стал игуменом помимо воли своего предшественника.Оба Ж., как и Надгробное слово, вполне соответствуют агиографическому канону, утвердившемуся в конце XV – начале XVI в. Им свойственны традиционные этикетные ситуации житийной литературы: расставание житийного героя с родными и их «плач», уход святого из своего монастыря и «скорбь» по нему, его странствование под видом «невегласа», склонность к ручному труду даже после достижения им высокого сана (в Надгробном слове рассказывалось, что рядовой инок, вручную моловший жито вместе с Иосифом, признавал: «не премолоти ми... сего игумена»), милостивое освобождение святым пойманных в монастыре воров и т. д.Все три Ж. изданы К. И. Невоструевым; первая редакция Ж., составленного Саввой, напечатана, кроме того, в ВМЧ, вторая редакция – в «Библиографической летописи»; Ж., принадлежащее Льфу Филологу, опубликовано в ЧОИДР.Изд.: Надгробное слово преподобному Иосифу Волоколамскому ученика и сродника его инока Досифея Топоркова. М., 1865; Житие преподобного Иосифа Волоколамского / Сост. Саввою, еп. Крутицким. М., 1865; Житие преподобного Иосифа Волоколамского, сост. неизвестным. М., 1865 (все три публикации, подготовленные К. Невоструевым, – отд. отт. из ЧОЛДП за 1865 г.); ВМЧ, Сентябрь, дни 1–13, СПб., 1868, стб. 453–492; Житие Иосифа, сост. неизвестным // ЧОИДР, 1903, кн. 3, отд. 2, с. 22–43; вторая редакция Жития, сост. Саввой: Библиографическая летопись СПб., 1914, вып. 50, с. 60–71 (подг. Н. П. Поповым).Лит.: Ключевский. Древнерусские жития, с. 292–295; Кадлубовский А. П. Очерки по истории древнерусской литературы житий святых. Варшава, 1902, 1–5; Иванов С. Кто был автором анонимного жития преподобного Иосифа Волоцкого? // ВВ, 1915, т. 3, сентябрь, с. 173–190; Лурье Я. С. Идеологическая борьба в русской публицистике конца XV – начала XVI в. М.; Л., 1960, с. 235–236, 410–414, 437–439; Будовниц. Монастыри на Руси, с. 229–258.
Я. С. Лурье


Словарь книжников и книжности Древней Руси 

T: 0.064967055 M: 1 D: 1