ЖИТИЕ ГЕРМАНА СОЛОВЕЦКОГО

Житие Германа Соловецкого – памятник русской агиографии конца XVI – начала XVII в. Название этого произведения как жития – явление позднее. В рукописях XVII в. оно имеет устойчивое название – «Повесть о блаженном старце Германе, спостнице преподобным отцем Зосиме и Саватию, како поживе с ними на острове Соловецком и о преставлении». Сам автор и его современники-читатели, по-видимому, не считали возможным относить его к жанру жития. О конкретных обстоятельствах написания произведения в нем самом сообщается следующее: «Списася убо повесть сия вины сицевы. Понеже древнии отцы о авве Германе, како преставися и где погребеся, о сем писанию не предаша. А мне, списателю повести сея, в старость пришедшу, паче от болезни утесняему, и усумнехся, да не глубиною забвения покрыто будет преставление и погребение старца Германа». В этом объяснении с упоминанием реальных обстоятельств создания произведения соблюдается в известной мере традиционность авторских предисловий. Стилистически близкий оборот – «да не в забвение будет по бозе добродетелное житие» – употребил в свое время и Досифей, соловецкий монах в «Слове о сотворении жития Зосимы и Савватия», первый обратившийся к жизнеописанию основателей Соловецкого монастыря. Обычно созданию жития святого предшествует собирание материала об обстоятельствах его жизни, оформленного в виде записей, в которых, как правило, не соблюдается стиль житийного канона. Ж. более соответствует этому первоначальному этапу работы по жизнеописанию святого, что, видимо, осознавал сам автор. Однако можно отметить наличие в Ж. отдельных элементов, приближающих его к каноническому житию: оно завершается похвалой святому, а в своем повествовании автор свободно пользуется стилистическими оборотами, свойственными житийному жанру.Помимо похвалы, Ж. составлено как бы из трех частей. Наличие такого непроизвольного деления объясняется использованием в нем трех источников, которые имелись в распоряжении автора. Ж. начинается свободным выборочным пересказом известий о Германе по Житию Зосимы и Савватия Соловецких.Об обращении к этому Житию как главному источнику сообщает сам автор. Во второй части Ж. дается характеристика деятельности Германа по созданию Жития Зосимы и Савватия. Построена она на использовании упоминавшегося Слова Досифея, дошедшего до нас в составе названного Жития. Автор Ж. пользовался текстом той редакции Жития Зосимы и Савватия, которая переписана, например, в рук. ГПБ, Солов. собр., № 175. Дело в том, что некоторые своеобразные особенности текста, известного по этой рукописи, перешли в Ж.Источником третьей части Ж., в которой повествуется об обстоятельствах смерти и погребении Германа, послужил устный рассказ, услышанный автором еще в юности от очевидца событий, монаха Соловецкого монастыря Тихона.Помещенная в конце Ж. похвала святому написана с соблюдением традиций данного жанра. Следует обратить внимание на наличие в некоторых случаях стилистической близости между похвалой и основным текстом Ж. Применение автором Ж. стилистических приемов, свойственных житийному жанру, может служить свидетельством о его навыках к профессиональной писательской деятельности. Однако с полной уверенностью об этом можно будет говорить только после изучения произведения в целом.За Похвалой в рукописях обычно следует описание явления Германа пресвитеру Григорию, случившееся в селении Тотьма в 1612 г., с добавлением последующих шести его чудес. Вопрос о том, появилась ли данная статья одновременно с Ж., или была присоединена позднее, не исследовался. В большинстве списки Ж. Германа дошли до нас в названном составе.Имя автора Ж. остается неизвестным, но, как следует из упоминаний обстоятельств его создания, имеющихся в нем самом, оно было написано монахом Соловецкого монастыря, входившим в число братии интеллектуального труда (как известно на Соловках занимались профессионально и книгописанием, и иконописанием). В юности автор Ж. обучался иконописному мастерству.Ж. по существу никогда не изучалось, не считая нескольких наблюдений, высказанных В. О. Ключевским и И. Яхонтовым. Ключевский предположил, что Ж. было написано «вскоре по обретении его мощей в 1627 г.». Яхонтов высказал недоумение по поводу этой даты. Действительно, остается неизвестным тот источник, откуда Ключевский заимствовал приведенные им сведения. Перенесение мощей Германа из деревни Хавроньиной в Соловецкий монастырь было осуществлено значительно раньше, при игумене Исайе (1483–1485 гг.). По мнению Яхонтова, составление Ж. надо относить «ко второй половине XVI в. или даже к началу XVII в.» (Жития..., с. 34).Видимо, временем создания Ж. следует считать конец XVI – начало XVII в. Помещенное после Ж. чудо о явлении Германа пресвитеру Григорию датируется 1612 г., что позволяет думать, что написано оно было не позднее этого времени. В соловецких рукописях, как правило, Ж. переписывается вслед за Житием Филиппа митрополита. Последнее было написано в конце XVI в. Филарет сообщает, что автором Жития Филиппа был соловецкий монах Пафнутий. Возможно, рукописная традиция Соловецкого монастыря помещать названные два произведения рядом свидетельствует о том, что оба произведения созданы на Соловках в хронологически очень близкие сроки. Однако, как литературная история Ж. в целом требует уточнений, так и датировка и связь ее с другими литературными явлениями в Соловецком монастыре конца XVI – начала XVII в. требует специального исследования.П. [П.] В[асильев] в словарной статье о Германе Соловецком (Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. СПб., 1893, т. 8а, с. 529) пишет без ссылки на источник, что «Григорий сочинил ему тропарь и написал икону вместе с Савватием и Зосимою», а житие его составлено после обретения мощей. Известен Григорий иконописец, автор челобитной 1651 г. царю Алексею Михайловичу о распущенности духовенства г. Вязьмы. Другой Григорий, «иконник» Псково-Печерского монастыря, в начале XVII в. написал Житие Всеволода-Гавриила и Повесть о Псково-Печерском монастыре (Серебрянский Н. 1) Княжеские жития, с. 260–261, 2) Очерки по истории монастырской жизни в Псковской земле. М., 1908, с. 46–59). Однако автора тропаря Герману, видимо, скорее следует отождествлять с автором Ж. этого святого, если учесть, что, согласно его собственному сообщению, он занимался и иконописанием.Списки Ж. известны не ранее середины XVII в., напр. ГПБ, Солов. собр., № 194 (1663 г.), № 968 (1657 г.), № 183 (XVII в.). Издания текста обнаружить не удалось.Лит.: Ключевский. Древнерусские жития, с. 325; Бapсуков. Источники агиографии, стб. 130–131; Яхонтов И. Жития св. северно-русских подвижников Поморского края как исторический источник. Казань, 1881, с. 32–36.
Р. П. Дмитриева


Словарь книжников и книжности Древней Руси 

T: 0.052204603 M: 1 D: 1