ЖИТИЕ ГЕОРГИЯ ПОБЕДОНОСЦА

Житие Георгия Победоносца – переводной агиографический памятник. Византийские легенды о Георгии получили широкое распространение в славянских литературах. А. И. Кирпичников выделил три основных редакции Ж. – мартирия Георгия, но история текста и взаимоотношение этих памятников еще требует изучения. В одной версии Ж. рассказывается, как воин-каппадокиец Георгий объявляет себя христианином перед императором Диоклетианом. Император пытается его переубедить, подвергает изощренным пыткам, но мученик остается невредим, а императорские военачальники, жена Диоклетиана, маг Афанасий, видя силу божественного заступничества, сами становятся христианами. Император приказывает отрубить Георгию голову. Это Ж. читается в прологах (см. Пролог) под 23 апреля (начиная с XIII в.) и в сборниках. Другой (по А. И. Кирпичникову – апокрифический) вариант легенды сходен сюжетно с описанным выше, но здесь мучителем Георгия выступает персидский царь Дадиан. Именно этот апокриф вносится в индексы запрещенных книг («Георгиево мучение от Дадьяна», «Георгиево мучение, како от Дадияна царя мучен»). Вариант известен по сербскому списку XIV в. (ГИМ, собр. Хлудова, № 162) и списку, изданному Ст. Новаковичем. Особая его редакция представлена в сербском списке XIV в. (ГИМ, собр. Хлудова, № 189). Третий вариант близок сюжетно второму, но в нем упоминаются родители мученика; отец (Геронт, Геронтий) и мать (Полифрона, Полихрония). Георгий здесь не творит чудес, местом его мучений назван г. Диосполис. В некоторых списках царь-мучитель носит имя Диоклетиана, но при этом говорится, что он «родом от Персиды». Вариант начинается обычно словами: «Ненавидяй исперва человека злый советник дьявол...».Еще большее распространение в древнерусской книжности имело «Чудо Георгия о змие и о девице». А. В. Рыстенко выделяет пять основных редакций чуда. Заголовки их сходны и формулировки широко варьируются. В первой редакции (нач.: «Придете, богоизбраннии людие стада Христова и услышите...» или: «Придете, чада, послушайте мене...») рассказывается: в г.Лаосии правит царь-язычник Сельвий. Чтобы обратить жителей в христианство, бог насылает на город дракона, которому горожане вынуждены отдавать на съедение своих детей. Доходит очередь и до царской дочери. Воин Георгий, проезжавший мимо озера, у которого жертва дракона дожидалась своего смертного часа, призывает девушку уверовать в Христа, молитвой укрощает явившегося дракона, и царевна ведет его в город, обвязав по шее своим поясом. Горожане соглашаются креститься, и Георгий отрубает змию голову. Вторая редакция чаще всего начинается словами: «Како изреку страшну сию и преславну тайну? Что возглаголю или что помышлю?». Город здесь именуется Гевал (Нагава, Агава), имя царя не называется. Сообщается, что после крещения горожан Георгий дарует построенной в городе церкви свой щит, который висит под ее сводами, ничем не поддерживаемый. Вторая редакция представляет сокращение первой. Третья редакция – распространение первой (сюжет излагается подробнее, речи персонажей – длиннее, и т. д.). Она начинается словами; «Чудо святого и великомученника Георгия сказаю вам, о христолюбии...». Начало четвертой редакции сходно с началом второй. Пятая редакция известна А. В. Рыстенко по одному списку (ГПБ, Q.XVII.189); ее составителем он считал Дмитрия Антонова. На первой редакции основана и редакция, входящая в состав Палеи Толковой. Наиболее близка к греческому оригиналу первая редакция, появление которой на Руси А. В. Рыстенко относит к XI в., вторую датирует XI–XII вв., третью – сер. XIV в., четвертую – XVI–XVII вв., пятую – XVIII в. Перечень списков Чуда см. в монографии А. В. Рыстенко на с. 5–7.Широкое распространение в древнерусской письменности получил также цикл посмертных «чудес» Георгия, созданный на болгаро-византийской почве. Вопрос о том, на каком именно языке были первоначально записаны устные легенды, легшие в основу памятника, остается открытым. На Руси этот цикл становится известен, видимо, еще в киевскую эпоху: А. И. Соболевский относил «чудеса св. Георгия» к числу переводов домонгольского периода (см.: Соболевский А. И. История русского литературного языка. Л., 1980, с. 146 (перепечатка статьи «Особенности русских переводов домонгольского периода»)). Как единое целое цикл известен в ряде русских списков XVI–XVII вв. (по списку ГИМ, собр. Уварова, № 1783 он издан Б. Ст. Ангеловым). В большом числе списков дошли отдельные повести цикла: «О Филофее, сыну попове, егоже принесе святый на праздник свой от срацын» (чудо 1-е), «О отрочати, ужике того же попа» (чудо 2-е), «О пастусе (муже, отроке), егоже змие уяде» (чудо 7-е). Реже встречаются объединяемые иногда вместе чудеса «О кресте и болгарине» и «О жене» (чудеса 4-е и 5-е). Чудеса были включены в Пролог Константина Мокисийского (а через его посредство – в Стишной), где они встречаются с XIV в. (например, в списках ЦГАДА, Типограф. собр., № 173, 178 и др.) под 23 и 24 апреля или (реже) под 26 ноября.Известны многочисленные духовные стихи о Георгии, его мучениях и реже – о битве с драконом (перечень публикаций их см. в кн.: Рыстенко. Легенда о св. Георгии, с. 256–257). Указывалось на связь легенд о Георгии с сюжетами русских былин о богатырях-змееборцах (Добрыне Никитиче, Илье Муромце, Алеше Поповиче). Культ Георгия, видимо, получил распространение на Руси еще в Киевскую эпоху, о чем говорит популярность имени святого среди князей, а также строительство храмов в его честь. Известен обширный иконографический материал – фрески и иконы, изображающие по преимуществу эпизод сражения Георгия со змеем.Изд.: Тихонравов. Памятники, т. 2, с. 100–112; Попов А. Описание рукописей и каталог книг церковной печати библиотеки А. И. Хлудова. М., 1872, с. 331–339; Nоvakоvić. 1) Apokrifi jednoga srpskog ćirilovskog zbornika XIV vieka. – Starine, U Zagrebu, 1876, kn. 8, s. 30–39, 74–92; 2) Legenda о sv. Gjurgju u staroj srpsko-sloveskoj i u narodnoj usmenoj literaturi. – Ibid., 1880, kn. 12, s. 129–163; Веселовский А. Н. Разыскания в области русских духовных стихов. Св. Георгий в легенде, песне и обряде. – Зап. имп. АН, т. 37, Прилож. СПб., 1880; Jagić V. Ein Textbeitrag zur Georgius-Legende. – AfslPh, Berlin, 1886, Bd 9, S. 586–592; Попов. Библиографические материалы. № 19, с. 49–55; Палея Толковая по списку, сделанному в г. Коломне в 1406 г. М., 1892, стб. 705–718; Лопарев X. М. Чудо святого Георгия о болгарине: Памятник византийской переводной литературы. СПб., 1894 (ПДПИ, № 100); Рыстенко А. В. Легенда о св. Георгии и драконе в византийской и славяно-русских литературах. Одесса, 1909 (Зап. Новорос. ун-та, т. 112); Франко. Апокрифы, т. 5, с. 79–119; Ангелов Б. Ст. Сказание за железния кръст. – Старобългарска литература. София, 1971, кн. 1, с. 121–155; Чудо Георгия о змие. – ПЛДР. XIII век. 1981, с. 520–527.Лит.: Кирпичников А. И. Св. Георгий и Егорий Храбрый. СПб., 1879; Сумцов Н. Ф. Очерки истории южнорусских апокрифических сказаний и песен. – Киевская старина, 1887, № 11, с. 405–408; Рыстенко А. В. Новогреческая обработка легенды о св. Георгии и драконе. Одесса, 1909 (Зап. Новорос. ун-та, т. 112); Лазарев В. Н. Новый памятник станковой живописи XII в. и образ Георгия-воина в византийском и древнерусском искусстве. – ВВ, 1953, т. 6, с. 186–122; Алпатов М. В. Образ Георгия-воина в искусстве Византии и древней Руси. – ОДРЛ, 1956, т. 12, с. 292–310; Пропп В. Я. Змееборство Георгия в свете фольклора. – В кн.: Фольклор и этнография русского Севера. Л., 1973, с. 190–208.
О. В. Творогов, А. А. Турилов


Словарь книжников и книжности Древней Руси 

ЖИТИЕ ГЕРАСИМА БОЛДИНСКОГО →← ЖИТИЕ ГЕОРГИЯ НОВОГО

T: 0.130600543 M: 3 D: 3